Молитвы отца федора

Полное описание: Молитвы отца федора специально для наших уважаемых читателей.

«В нашей жизни многое происходит по молитвам отцов»

Священник Сергий Белобородов о Боге, семье и смысле страданий

– Отец Сергий, сейчас вы совмещаете служение в больничном храме и строительство нового храма в честь преподобного Сергия Радонежского. Чем для вас является строительство этого храма?

– Это новый, очень важный период в моей жизни. Пока юридического адреса нет, но фактически новый храм находится на улице Василия Петушкова (напротив владения 3). Ехать из центра надо до станции метро «Тушинская» или «Сходненская». Перед храмом Преображения Господня есть поворот направо. Именно там строится новый храм в честь преподобного Сергия Радонежского – моего небесного покровителя. Он рассчитан на 400 человек (на квадратный метр по два человека, а если потесниться, можно и 600 человек вместить). Я считаю, что это происходит по молитвам отца Федора Соколова, настоятеля храма Преображения Господня в Тушино, и моего папы, которые трагически погибли в автокатастрофе, ведь строительство нового храма находится не где-нибудь, а в 500-х метрах от нашего родного Преображенского храма!

По молитвам преподобного Сергия во время учебы все сдавали вовремя. Молились преподобному, вытаскивали те билеты, которые знали, отвечали правильно

– Но, наверное, и заступничество вашего небесного покровителя немаловажно?

– Конечно, наши небесные покровители всегда выступают ходатаями перед Богом за нас. Я благодарен преподобному Сергию Радонежскому за то, что он провел меня таким путем подготовки к священству, что всегда молится обо мне. И в Николо-Перервинской семинарии было все «как по маслу», можно сказать. Столько радости было, пока учился в семинарии! Даже и мысли не было о том, чтобы куда-то уйти. Хотя с учебой слабовато было, в семинарии больше упор делали на физический труд, но и это очень пригодилось в жизни. Там несколько гектаров огородов, садов, шли реставрационные и строительные работы, на которых мы, ребята, учились делать все: и землю обрабатывать, и плитку класть, и много еще чего. Но по молитвам преподобного Сергия во время учебы все сдавали вовремя, даже когда действительно не было времени подготовиться: ребята приходили и падали от усталости. Молились преподобному, вытаскивали те билеты, которые знали, отвечали правильно. Конечно, заступничество преподобного Сергия чувствовалось тогда и чувствуется сейчас.

– Отец Сергий, в книге матушки Натальи Соколовой «Под кровом Всевышнего» есть фотография, на которой вы с вашей будущей супругой, дочерью протоиерея Федора Соколова, запечатлены детьми. Расскажите о своей семье и о том, как вы познакомились с семьей отца Федора.

– Я родился в городе-герое Одессе в 1985 году. Отец был военнослужащим, и жили мы в военном городке под Одессой. В 1987 году отца отправили на три года в командировку в Анголу. В то время там шла война с ЮАР, о чем мы, конечно, не знали. Как специалист по военной технике, отец оказался прямо на границе, где постоянно шли бои. Потом мама не раз слышала по радио, что в Анголе, в районе Квито-Кванавале идут ожесточенные бои. А ей оттуда приходили письма отца. Письма были обычные, без подробностей, но потом, когда мы все встретились в Анголе, он кое-что рассказал маме.

Мой отец, который и креста-то на груди своей в то время не имел, упал на колени, поднял голову вверх, и стал просить Господа о помощи

Однажды их бригада перегоняла военную технику, в том числе заправленные бензовозы, на другое место. И вдруг в воздухе появился ЮАРовский самолет. Стал кружиться над ними, готовясь к обстрелу. Все поняли, что это их последние минуты в жизни. И вот мой отец, который и креста-то на груди своей в то время не имел, упал на колени, поднял голову вверх, и стал просить Господа о помощи, ни на кого и ни на что не обращая внимания. И Господь не замедлил с помощью. Самолет неожиданно развернулся и медленно направился в сторону границы.

Все были изумлены, не могли ничего понять, ведь только что на них смотрела смерть, и вдруг самолет улетел! А папа долго еще стоял на коленях, не в силах поверить, что услышал его Господь. Потом ребята смеялись, рассказывали, будто он от страха свихнулся. А он молил Бога о спасении их всех.

Этот случай, а он был не единственный, перевернул всю жизнь отца и жизнь нашей семьи. Вскоре его перевели в столицу Анголы Луанду, куда уже смогли приехать мы с мамой и сестрой. Старший брат Андрей тогда переходил в 9-й класс, а в Луанде русская школа была только до 8-го класса. Два года мы жили там. По возвращении на Родину папа сразу же окрестился в Одесском кафедральном соборе, пожертвовал деньги на храм. Стал ходить на службы, и звать всех нас. А в 1993 году мы переехали в Москву.

– И мы с дочкой с 2002 года были прихожанками этого храма. Я много хорошего слышала об отце Федоре, но в живых его не застала.

– Я уже говорил, что очень дружил со старшими детьми отца Федора – с Колей, Лизой, Наташей и Зоей, а Любаня была средняя в семье, пятая по счету. Разница у нас с ней пять лет, и, конечно же, когда тебе 15, а девочке 10 лет, то эта разница очень чувствуется! Поэтому в те времена Любаня запомнилась мне маленькой девочкой, которая бегала за нами и просилась взять ее с собой, то на великах кататься, то в лес за грибами, то на наши общие прогулки, но ее не отпускали, да и мы всегда сбегали от малышни, ведь за Любой тянулись и Серафим, и Ксюша с Володей!

А потом уже, когда я поступил в семинарию и начали появляться сотовые телефоны, у нас с Любаней завязалась переписка, которая позже перешла в дружбу, а потом и в отношения, когда мы уже знали, что будем мужем и женой! Первое наше свидание случилось 19 марта, в день празднования иконы Божией Матери «Благодатное Небо». Утром мы пошли на в Кремль в Успенский собор на Патриаршую службу, и именно после этого дня мы поняли, что будем вместе.

В нашей жизни очень многое происходит благодаря молитвам наших отцов. Например, билеты на ту самую службу в Кремле дали матушке Галине в храме отца Федора. Она передала их Любе и сказала: «Сходи с кем-нибудь!» Любаня хотела пойти с подружкой, но та заболела. Тогда Люба набрала мой номер, и я с готовностью написал прошение на выходной день! А еще можно сказать, что мой папа напророчил наши отношения с Любашей. В то время, когда я был подростком, меня огорчало, что Зоя не обращает на меня внимания, а папа мне сказал: «Да, ладно, Сережа, не расстраивайся, там у них еще Любочка бегает!»

Девочки Соколовы воспитаны так, что на первом месте у них семья, за что я очень благодарен матушке Галине и отцу Федору

– Судя по ее улыбке, глазам, Люба очень добрый и светлый человек. Сейчас, наверное, дети занимают все ее время?

Читайте так же:  Утренняя молитва староверов

– Конечно, особенно Лизок. Любане очень пригодилось образование психолога. Она умеет что-то придумать для Лизы, теперь еще и для Софии. Интересуется многими методиками, старается воплотить все идеи, но из-за нехватки времени дается все очень тяжело. Раньше она могла и петь в храме, и работать в детском саду, но сейчас все время отдано семье и детям! Это очень ценно для меня, что она может вот так, полностью забыв про себя, погрузиться в заботы и хлопоты о семье, хотя могла бы быть отличным сотрудником в какой-нибудь компании. Но девочки Соколовы воспитаны так, что на первом месте у них семья, за что я очень благодарен матушке Галине и отцу Федору. Они были и остаются прекрасным примером для всех нас.

Служил отец Федор очень четко и благоговейно, ни лишних движений, ни суеты, очень молитвенно

– Отец Сергий, как вы решили стать священником? Связано ли это с тем, что отец вашей будущей супруги был священником?

– Да, конечно, именно пример отца Федора был основополагающим моментом при выборе моего жизненного пути. В 1996 году он первый раз взял меня в алтарь в день памяти преподобного Сергия Радонежского. Как раз его старший брат, владыка Сергий, служил в Тушино. И с того момента мне очень понравилось присутствовать на службе в роли алтарника, наблюдать за всеми действиями отца Федора. А служил он очень четко и благоговейно, ни лишних движений, ни суеты, очень молитвенно. Я считаю, что нам, мальчишкам, которых тогда брали в алтарь, посчастливилось прислуживать отцу Федору, посчастливилось видеть его личный пример. И уже тогда я стал мечтать о вступлении на священнический путь.

– После семинарии вы сразу начали служить?

– Нет, не сразу. Семинарию я закончил в 2009 году, рукоположился в 2010-ом. Еще на первом курсе семинарии архиепископ Арсений (нынешний митрополит Истринский) взял меня иподиаконом. Это милость Божья, что я на протяжении пяти лет семинарии и год после семинарии иподиаконствовал у него, ездил по московским храмам, постоянно бывал на службах, все видел, запоминал, как архиерейские службы проходят. Эта была отличная школа, благодаря которой я получил и получаю много пользы. Просто так после семинарии время не терял, постоянно был при владыке. Я очень благодарен владыке за то, что прошел иподиаконскую школу!

– Отец Сергий, скажите, как вы восприняли случившуюся трагедию – смерть вашего отца и отца Федора?

– Конечно, очень тяжело было. Мне тогда было 15 лет, это подростковый и, наверное, самый трудный возраст. Несмотря на то, что я алтарничал, за пределами храма я оставался мальчишкой-хулиганом. Отец Федор даже говорил мне иногда принести школьный дневник. От этого могло зависеть, буду я на службе в алтаре или нет. Поэтому я не сказал бы, что легко перенес эту беду. Помню, я был в школе, первым узнал о трагедии и обо всем должен был рассказать маме. А мама думала, как матушке отца Федора будет тяжело с девятью детьми. Наши мамы (так теперь мы с женой называем мою и ее маму) ради детей, конечно, держались сначала, но потом случившееся дало себя знать: моя мама дважды перенесла инсульт, у матушки Галины был сильный стресс спустя какое-то время после трагедии. Для детей это тоже был тяжелый удар, плюс ко всему у каждого свой возраст и связанные с ним проблемы. И все это свалилось, как снежный ком!

– Батюшка, расскажите, как вы начинали служить в храме целителя Пантелеимона.

– В 2010 году меня рукоположили в дьяконы, и Святейший Патриарх Кирилл издал указ о назначении меня в храм великомученика и целителя Пантелеимона при ЦКБ №1 ОАО «РЖД». Я пришел сюда после прохождения сорокоуста в храме святителя Мартина Исповедника на Таганке. За время прохождения сорокоуста у меня сложились очень хорошие отношения с настоятелем протоиереем Александром Абрамовым и со всем духовенством этого прихода.

– Это практика для священнослужителей, которые только что приняли священный сан. Длится эта практика сорок дней. Все то, что ты знаешь по теории и то, чему тебя учили в семинарии, ты проходишь уже в реальности. Обычно к тебе приставляется «учитель». Это может быть священник или диакон, который подсказывает и предостерегает от ошибок. Когда я проходил дьяконскую хиротонию, рядом со мной стоял дьякон, и подсказывал все моменты службы, ектении, возгласы. В храме святого целителя Пантелеимона мы с отцом Сергием Елисеевым прошли вместе на нашу первую всенощную. Он служил священником, я – дьяконом, и вот так мы вместе шли вдвоем с самого начала. Через два года, в 2012 году меня рукоположили в священники.

– Некоторые дьяконы хотят быть священниками, а их никак не рукополагают. Это потому что у них нет способностей или нет воли Божьей?

– У всех все по-разному происходит. Чаще всего в дьяконах долго держат тех, у кого красивый голос, потому что дьякон очень много провозглашает во время службы, и от его голоса зависит и как хор петь будет, и красота богослужения.

В нашей жизни все происходит по Промыслу Божию. И если принять эту истину и стараться все жизненные ситуации через это осмысливать, то становится намного легче

Конечно, в нашей жизни все происходит по Промыслу Божию. И если принять эту истину и стараться все жизненные ситуации через это осмысливать, то становится намного легче. Ты доверяешь свою жизнь Богу и остаешься лишь наблюдателем, а Господь Сам все управляет. Конечно, тут стоит и не забывать пословицу: «На Бога надейся, а сам не плошай!» В моей жизни и жизни моей семьи именно все так и получается. Мы с супругой специально друг друга не искали, просто в какой-то момент Господь положил ей на сердце написать мне, а я и рад был!

Читайте так же:  Молитва чтоб сын не дрался

То же самое могу сказать и про нашу старшую дочку Лизочку, которая больна очень редкой болезнью – синдромом Ретта. Как бы с ней не было сложно, но мы с Любаней единодушно считаем, что Лизок для нас подарок, человечек который помогает нам не сбиться с правильного пути, всегда отрезвляет. Не каждой семье дается такой «компас», поэтому нам действительно повезло.

– Духовник Олимпийской сборной отец Николай Соколов – старший брат отца Федора Соколова. Повлиял ли он как-нибудь на вашу жизнь?

– Конечно, повлиял, но уже после смерти отца Федора. Когда в храм Преображения Господня пришел новый настоятель, я начал ходить в храм святителя Николая в Толмачах, и отец Николай взял меня пономарить. По его рекомендации я и поступал в семинарию. Конечно же, отец Николай большую роль сыграл в моей жизни. И продолжает окормлять нас с супругой. К нему всегда можно прийти за советом и помощью и быть уверенным, что не остаешься обделенным его отеческой заботой и любовью.

Преподобный Фео ́ дор Студит, игумен

Дни памяти

Житие

Ро­дил­ся в 758 г. в Кон­стан­ти­но­по­ле и по­лу­чил ши­ро­кое и раз­но­сто­рон­нее об­ра­зо­ва­ние. Глу­бо­ко изу­чив Св. Пи­са­ние, свя­той Фе­о­дор успеш­но про­ти­во­сто­ял ере­ти­кам-ико­но­бор­цам в дис­пу­тах о пра­во­слав­ной ве­ре. При­няв ино­че­ство, под­ви­зал­ся в устро­ен­ной его дя­дей Пла­то­ном оби­те­ли Са­ку­ди­он (неда­ле­ко от го­ры Олимп в Вифи­нии), в ко­то­рой поз­же стал на­сто­я­те­лем, по­да­вая сво­ей жиз­нью вы­со­кий при­мер доб­ро­де­те­ли. В 796 г. за рев­ность о хра­не­нии цер­ков­ных пра­вил и об­ли­че­ние без­за­ко­ния им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на VI Баг­ря­но­род­но­го по­сле же­сто­ких му­че­ний был со­слан в за­то­че­ние в г. Со­лунь.

В цар­ство­ва­ние им­пе­ра­три­цы Ири­ны пре­по­доб­ный был воз­вра­щен из ссыл­ки и по­лу­чил в управ­ле­ние за­пу­стев­ший Сту­дий­ский мо­на­стырь. Ско­ро в оби­те­ли со­бра­лось до ты­ся­чи ино­ков. Для управ­ле­ния мо­на­сты­рем пре­по­доб­ный Фе­о­дор со­ста­вил об­ще­жи­тель­ный устав мо­на­ше­ской жиз­ни, по­лу­чив­ший на­зва­ние Сту­дий­ско­го, а бла­жен­ный на­сто­я­тель – на­име­но­ва­ние Сту­ди­та (ок. 1065 г этот устав был при­нят пре­по­доб­ным Фе­о­до­си­ем в Пе­чер­ском мо­на­сты­ре и от­сю­да рас­про­стра­нил­ся по всем рус­ским оби­те­лям). Пе­ру пре­по­доб­но­го так­же при­над­ле­жит нема­ло ду­ше­по­лез­ных книг, по­хваль­ные сло­ва на Гос­под­ские и Бо­го­ро­дич­ные празд­ни­ки, мно­гие ка­но­ны и три­песн­цы.

При им­пе­ра­то­рах Ни­ки­фо­ре I (802–811 гг.) и Льве Ар­мя­нине (813–820 гг.) св. Фе­о­дор мно­го по­стра­дал за ико­но­по­чи­та­ние и пре­тер­пел за­то­че­ние сна­ча­ла в Ил­ли­рии, в кре­по­сти Ме­то­па, а за­тем в Ана­то­лии, в Бо­ни­те. По­сле смер­ти Льва Ар­мя­ни­на пре­по­доб­ный Фе­о­дор, осво­бож­ден­ный из за­то­че­ния, по­се­лил­ся в г. Хер­со­не­се (Вифи­ния).

Несмот­ря на тя­же­лый недуг, он еже­днев­но со­вер­шал Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию и по­учал бра­тию. Здесь он мир­но скон­чал­ся в 826 г. В тот же час пре­по­доб­но­му Ила­ри­о­ну Дал­мат­ско­му (па­мять 6/19 июня) бы­ла от­кры­та Гос­по­дом бла­жен­ная кон­чи­на угод­ни­ка Бо­жия. Он уви­дел, как вос­си­ял свет небес­ный, по­слы­ша­лось Ан­гель­ское пе­ние и го­лос: «Это ду­ша пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра, по­стра­дав­ше­го да­же до кро­ви за свя­тые ико­ны, от­хо­дит ко Гос­по­ду».

В 845 г. мо­щи пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра бы­ли пе­ре­не­се­ны в Сту­дий­ский мо­на­стырь. Его брат, пре­по­доб­ный Иосиф, епи­скоп Со­лун­ский то­же по­стра­дал от ико­но­бор­цев и скон­чал­ся в 830 г. в Сту­дий­ском мо­на­сты­ре, где по­чи­ва­ют и мо­щи его.

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор как при жиз­ни, так и по кон­чине со­вер­шил мно­го чу­дес. При­зы­ва­ю­щие имя его из­бав­ля­лись от по­жа­ров, от на­па­де­ния ди­ких зве­рей, по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние неду­гов.

Срочно помолитесь за отца Федора Грибова! Совершается нападение на приход

Спаситель

Срочно помолитесь за отца Федора Грибова! Совершается нападение на приход


Братия и сестры.

Только что мне позвонил батюшка Виктор и попросил наших молитв за отца Федора Грибова из села Колталово Тверской области.

У него в селе, на его приход, в настоящий момент совершается агрессивное нападение некими темными личности.

Похоже на то, что милиция и ФСБ не успевает отреагировать оперативно. Поэтому и просьба такая.
Видимо, остается одно, наша молитва, которая позволит быстрее включить правоохранительные структуры к выполнению своих прямых обязанностей.

Телефон о. Федора, для выяснения деталей +7 9201595183

170552, Тверская обл., Калининский р-он, д. Колталово, ул. Центральная, д. 32

Контактная информация: (4822) 53-57-80

История и описание:

Когда едешь по Старицкому шоссе, на подъезде к деревне Колталово обращаешь внимание на аккуратную, небольшую, похожую на игрушку церковь, появившуюся здесь совсем недавно. Это храм святого великомученика и победоносца Георгия. Появился он благодаря отцу Федору, который не только словом, но и своим личным примером вдохновил множество добрых людей, помогавших ему в строительстве храма.


В благодарность за исцеление сына Федор Михайлович Грибов с супругой, на средства, накопленные на дом, решили построить в своем селе Колталово (Тверской обл.) часовню. Но духовник Федора Грибова благословил его строить часовню с алтарем, так и получился храм. Строительство храма началось во второй половине 1990-х годов. Позже, по совету протоиерея Павла Сорочинского и с благословения протоиерея Николая Васечко, Федор Михайлович стал готовится к служению, помогать в Казанском храме в Власьево, а позднее в Покровском храме в Твери. В июне 1999 года Федор Михайлович был рукоположен в дьякона, а в декабре рукоположен во священника.

Строительство храма велось своими силами. Купленный лес отец Федор валил и вез до места вместе с соседом. Когда потребовалось ошкурить бревна, позвали на помощь старшеклассников сельской школы. Откликнулись пятеро, потом их стало двадцать. Наверх венцы будущего Георгиевского храма поднимали по стропилам, стирая в кровь кожу на руках. Рубили и устанавливали венцы А.В. Смирнов со своими рабочими.

К зиме храм был готов, в нем начались службы, но не было отопления. Первую зиму о. Федор брал на Литургию термос с горячей водой, чтобы доливать ее в замерзающее причастие. Но уже летом по молитвам прихожан Бог послал благодетеля, установившего в храме паровой котел. Еще раньше нашлись средства и на фундамент под храм. Высокий поклонный крест на месте будущего храма увидел проезжавший мимо владелец тверского цементного предприятия. Он то пожертвовал 8 «миксеров» бетона вместе с арматурой.

Приход Георгиевской церкви создан в июле 2000 г. и зарегистрирован 23.12.2002 г.

Приход Георгиевского храма занимается восстановлением церкви Живоначальной Троицы в бывшем селе Троицкое-Малое (Бакунино), церкви Воскресения Словущего в деревне Благодатное (Гнилицы), церкви Воскресения Словущего в селе Воскресенское-Собакино (Красная Гора).

«В нашей жизни многое происходит по молитвам отцов»

Священник Сергий Белобородов о Боге, семье и смысле страданий

– Отец Сергий, сейчас вы совмещаете служение в больничном храме и строительство нового храма в честь преподобного Сергия Радонежского. Чем для вас является строительство этого храма?

– Это новый, очень важный период в моей жизни. Пока юридического адреса нет, но фактически новый храм находится на улице Василия Петушкова (напротив владения 3). Ехать из центра надо до станции метро «Тушинская» или «Сходненская». Перед храмом Преображения Господня есть поворот направо. Именно там строится новый храм в честь преподобного Сергия Радонежского – моего небесного покровителя. Он рассчитан на 400 человек (на квадратный метр по два человека, а если потесниться, можно и 600 человек вместить). Я считаю, что это происходит по молитвам отца Федора Соколова, настоятеля храма Преображения Господня в Тушино, и моего папы, которые трагически погибли в автокатастрофе, ведь строительство нового храма находится не где-нибудь, а в 500-х метрах от нашего родного Преображенского храма!

По молитвам преподобного Сергия во время учебы все сдавали вовремя. Молились преподобному, вытаскивали те билеты, которые знали, отвечали правильно

– Но, наверное, и заступничество вашего небесного покровителя немаловажно?

– Конечно, наши небесные покровители всегда выступают ходатаями перед Богом за нас. Я благодарен преподобному Сергию Радонежскому за то, что он провел меня таким путем подготовки к священству, что всегда молится обо мне. И в Николо-Перервинской семинарии было все «как по маслу», можно сказать. Столько радости было, пока учился в семинарии! Даже и мысли не было о том, чтобы куда-то уйти. Хотя с учебой слабовато было, в семинарии больше упор делали на физический труд, но и это очень пригодилось в жизни. Там несколько гектаров огородов, садов, шли реставрационные и строительные работы, на которых мы, ребята, учились делать все: и землю обрабатывать, и плитку класть, и много еще чего. Но по молитвам преподобного Сергия во время учебы все сдавали вовремя, даже когда действительно не было времени подготовиться: ребята приходили и падали от усталости. Молились преподобному, вытаскивали те билеты, которые знали, отвечали правильно. Конечно, заступничество преподобного Сергия чувствовалось тогда и чувствуется сейчас.

– Отец Сергий, в книге матушки Натальи Соколовой «Под кровом Всевышнего» есть фотография, на которой вы с вашей будущей супругой, дочерью протоиерея Федора Соколова, запечатлены детьми. Расскажите о своей семье и о том, как вы познакомились с семьей отца Федора.

– Я родился в городе-герое Одессе в 1985 году. Отец был военнослужащим, и жили мы в военном городке под Одессой. В 1987 году отца отправили на три года в командировку в Анголу. В то время там шла война с ЮАР, о чем мы, конечно, не знали. Как специалист по военной технике, отец оказался прямо на границе, где постоянно шли бои. Потом мама не раз слышала по радио, что в Анголе, в районе Квито-Кванавале идут ожесточенные бои. А ей оттуда приходили письма отца. Письма были обычные, без подробностей, но потом, когда мы все встретились в Анголе, он кое-что рассказал маме.

Мой отец, который и креста-то на груди своей в то время не имел, упал на колени, поднял голову вверх, и стал просить Господа о помощи

Однажды их бригада перегоняла военную технику, в том числе заправленные бензовозы, на другое место. И вдруг в воздухе появился ЮАРовский самолет. Стал кружиться над ними, готовясь к обстрелу. Все поняли, что это их последние минуты в жизни. И вот мой отец, который и креста-то на груди своей в то время не имел, упал на колени, поднял голову вверх, и стал просить Господа о помощи, ни на кого и ни на что не обращая внимания. И Господь не замедлил с помощью. Самолет неожиданно развернулся и медленно направился в сторону границы.

Все были изумлены, не могли ничего понять, ведь только что на них смотрела смерть, и вдруг самолет улетел! А папа долго еще стоял на коленях, не в силах поверить, что услышал его Господь. Потом ребята смеялись, рассказывали, будто он от страха свихнулся. А он молил Бога о спасении их всех.

Этот случай, а он был не единственный, перевернул всю жизнь отца и жизнь нашей семьи. Вскоре его перевели в столицу Анголы Луанду, куда уже смогли приехать мы с мамой и сестрой. Старший брат Андрей тогда переходил в 9-й класс, а в Луанде русская школа была только до 8-го класса. Два года мы жили там. По возвращении на Родину папа сразу же окрестился в Одесском кафедральном соборе, пожертвовал деньги на храм. Стал ходить на службы, и звать всех нас. А в 1993 году мы переехали в Москву.

– И мы с дочкой с 2002 года были прихожанками этого храма. Я много хорошего слышала об отце Федоре, но в живых его не застала.

– Я уже говорил, что очень дружил со старшими детьми отца Федора – с Колей, Лизой, Наташей и Зоей, а Любаня была средняя в семье, пятая по счету. Разница у нас с ней пять лет, и, конечно же, когда тебе 15, а девочке 10 лет, то эта разница очень чувствуется! Поэтому в те времена Любаня запомнилась мне маленькой девочкой, которая бегала за нами и просилась взять ее с собой, то на великах кататься, то в лес за грибами, то на наши общие прогулки, но ее не отпускали, да и мы всегда сбегали от малышни, ведь за Любой тянулись и Серафим, и Ксюша с Володей!

А потом уже, когда я поступил в семинарию и начали появляться сотовые телефоны, у нас с Любаней завязалась переписка, которая позже перешла в дружбу, а потом и в отношения, когда мы уже знали, что будем мужем и женой! Первое наше свидание случилось 19 марта, в день празднования иконы Божией Матери «Благодатное Небо». Утром мы пошли на в Кремль в Успенский собор на Патриаршую службу, и именно после этого дня мы поняли, что будем вместе.

В нашей жизни очень многое происходит благодаря молитвам наших отцов. Например, билеты на ту самую службу в Кремле дали матушке Галине в храме отца Федора. Она передала их Любе и сказала: «Сходи с кем-нибудь!» Любаня хотела пойти с подружкой, но та заболела. Тогда Люба набрала мой номер, и я с готовностью написал прошение на выходной день! А еще можно сказать, что мой папа напророчил наши отношения с Любашей. В то время, когда я был подростком, меня огорчало, что Зоя не обращает на меня внимания, а папа мне сказал: «Да, ладно, Сережа, не расстраивайся, там у них еще Любочка бегает!»

Девочки Соколовы воспитаны так, что на первом месте у них семья, за что я очень благодарен матушке Галине и отцу Федору

– Судя по ее улыбке, глазам, Люба очень добрый и светлый человек. Сейчас, наверное, дети занимают все ее время?

– Конечно, особенно Лизок. Любане очень пригодилось образование психолога. Она умеет что-то придумать для Лизы, теперь еще и для Софии. Интересуется многими методиками, старается воплотить все идеи, но из-за нехватки времени дается все очень тяжело. Раньше она могла и петь в храме, и работать в детском саду, но сейчас все время отдано семье и детям! Это очень ценно для меня, что она может вот так, полностью забыв про себя, погрузиться в заботы и хлопоты о семье, хотя могла бы быть отличным сотрудником в какой-нибудь компании. Но девочки Соколовы воспитаны так, что на первом месте у них семья, за что я очень благодарен матушке Галине и отцу Федору. Они были и остаются прекрасным примером для всех нас.

Служил отец Федор очень четко и благоговейно, ни лишних движений, ни суеты, очень молитвенно

– Отец Сергий, как вы решили стать священником? Связано ли это с тем, что отец вашей будущей супруги был священником?

– Да, конечно, именно пример отца Федора был основополагающим моментом при выборе моего жизненного пути. В 1996 году он первый раз взял меня в алтарь в день памяти преподобного Сергия Радонежского. Как раз его старший брат, владыка Сергий, служил в Тушино. И с того момента мне очень понравилось присутствовать на службе в роли алтарника, наблюдать за всеми действиями отца Федора. А служил он очень четко и благоговейно, ни лишних движений, ни суеты, очень молитвенно. Я считаю, что нам, мальчишкам, которых тогда брали в алтарь, посчастливилось прислуживать отцу Федору, посчастливилось видеть его личный пример. И уже тогда я стал мечтать о вступлении на священнический путь.

– После семинарии вы сразу начали служить?

– Нет, не сразу. Семинарию я закончил в 2009 году, рукоположился в 2010-ом. Еще на первом курсе семинарии архиепископ Арсений (нынешний митрополит Истринский) взял меня иподиаконом. Это милость Божья, что я на протяжении пяти лет семинарии и год после семинарии иподиаконствовал у него, ездил по московским храмам, постоянно бывал на службах, все видел, запоминал, как архиерейские службы проходят. Эта была отличная школа, благодаря которой я получил и получаю много пользы. Просто так после семинарии время не терял, постоянно был при владыке. Я очень благодарен владыке за то, что прошел иподиаконскую школу!

– Отец Сергий, скажите, как вы восприняли случившуюся трагедию – смерть вашего отца и отца Федора?

– Конечно, очень тяжело было. Мне тогда было 15 лет, это подростковый и, наверное, самый трудный возраст. Несмотря на то, что я алтарничал, за пределами храма я оставался мальчишкой-хулиганом. Отец Федор даже говорил мне иногда принести школьный дневник. От этого могло зависеть, буду я на службе в алтаре или нет. Поэтому я не сказал бы, что легко перенес эту беду. Помню, я был в школе, первым узнал о трагедии и обо всем должен был рассказать маме. А мама думала, как матушке отца Федора будет тяжело с девятью детьми. Наши мамы (так теперь мы с женой называем мою и ее маму) ради детей, конечно, держались сначала, но потом случившееся дало себя знать: моя мама дважды перенесла инсульт, у матушки Галины был сильный стресс спустя какое-то время после трагедии. Для детей это тоже был тяжелый удар, плюс ко всему у каждого свой возраст и связанные с ним проблемы. И все это свалилось, как снежный ком!

– Батюшка, расскажите, как вы начинали служить в храме целителя Пантелеимона.

– В 2010 году меня рукоположили в дьяконы, и Святейший Патриарх Кирилл издал указ о назначении меня в храм великомученика и целителя Пантелеимона при ЦКБ №1 ОАО «РЖД». Я пришел сюда после прохождения сорокоуста в храме святителя Мартина Исповедника на Таганке. За время прохождения сорокоуста у меня сложились очень хорошие отношения с настоятелем протоиереем Александром Абрамовым и со всем духовенством этого прихода.

– Это практика для священнослужителей, которые только что приняли священный сан. Длится эта практика сорок дней. Все то, что ты знаешь по теории и то, чему тебя учили в семинарии, ты проходишь уже в реальности. Обычно к тебе приставляется «учитель». Это может быть священник или диакон, который подсказывает и предостерегает от ошибок. Когда я проходил дьяконскую хиротонию, рядом со мной стоял дьякон, и подсказывал все моменты службы, ектении, возгласы. В храме святого целителя Пантелеимона мы с отцом Сергием Елисеевым прошли вместе на нашу первую всенощную. Он служил священником, я – дьяконом, и вот так мы вместе шли вдвоем с самого начала. Через два года, в 2012 году меня рукоположили в священники.

– Некоторые дьяконы хотят быть священниками, а их никак не рукополагают. Это потому что у них нет способностей или нет воли Божьей?

– У всех все по-разному происходит. Чаще всего в дьяконах долго держат тех, у кого красивый голос, потому что дьякон очень много провозглашает во время службы, и от его голоса зависит и как хор петь будет, и красота богослужения.

В нашей жизни все происходит по Промыслу Божию. И если принять эту истину и стараться все жизненные ситуации через это осмысливать, то становится намного легче

Конечно, в нашей жизни все происходит по Промыслу Божию. И если принять эту истину и стараться все жизненные ситуации через это осмысливать, то становится намного легче. Ты доверяешь свою жизнь Богу и остаешься лишь наблюдателем, а Господь Сам все управляет. Конечно, тут стоит и не забывать пословицу: «На Бога надейся, а сам не плошай!» В моей жизни и жизни моей семьи именно все так и получается. Мы с супругой специально друг друга не искали, просто в какой-то момент Господь положил ей на сердце написать мне, а я и рад был!

То же самое могу сказать и про нашу старшую дочку Лизочку, которая больна очень редкой болезнью – синдромом Ретта. Как бы с ней не было сложно, но мы с Любаней единодушно считаем, что Лизок для нас подарок, человечек который помогает нам не сбиться с правильного пути, всегда отрезвляет. Не каждой семье дается такой «компас», поэтому нам действительно повезло.

– Духовник Олимпийской сборной отец Николай Соколов – старший брат отца Федора Соколова. Повлиял ли он как-нибудь на вашу жизнь?

– Конечно, повлиял, но уже после смерти отца Федора. Когда в храм Преображения Господня пришел новый настоятель, я начал ходить в храм святителя Николая в Толмачах, и отец Николай взял меня пономарить. По его рекомендации я и поступал в семинарию. Конечно же, отец Николай большую роль сыграл в моей жизни. И продолжает окормлять нас с супругой. К нему всегда можно прийти за советом и помощью и быть уверенным, что не остаешься обделенным его отеческой заботой и любовью.

Памяти отца Феодора Соколова

13 лет назад в автомобильной катастрофе трагически погиб один из самых деятельных, молодых и лучезарных московских пастырей — протоиерей Феодор Соколов.

Внук известного православного писателя Николая Евграфовича Пестова, сын матушки Натальи Николаевны Соколовой, чья книга «Под кровом Всевышнего» стала настоящей энциклопедией православной жизни, брат протоиерей Николая Соколова и покойного епископа Сергия (Соколова) — он в полной мере передал ту глубокую духовную традицию, в которой был воспитан, своим детям и духовным чадам.

«Его же шесть лет нет, но какая любовь! Он словно на пять минут из дома отлучился!» — с такими словами вернулась с интервью с матушкой отца Феодора Галиной Соколовой одна из корреспондентов Правмира.

Матушка Галина Соколова: Три вещи нужны для счастья (+Фото)

Угодить любящему тебя — значит, угодить Богу. От этого сердце и душа наполняются неизъяснимой радостью, хочется летать от счастья. Когда любишь, кажется, он живет телом и душой в тебе. Это и есть счастье мужа и жены — когда он говорит: ‘Я весь для неё’, а она: ‘Я вся для него’.

Прошло десять лет, у троих старших детей уже свои семьи, старшая дочь отца Федора- матушка. А Соколовы продолжают согревать душевным теплом всех в нем нуждающихся и жить так, словно отец Федор отошел на требу, на полчаса…

Напоминаем читателям о статьях и воспоминаниях об отце Федоре и представляем вниманию фильм «Феодор — дар Божий».

Протоиерей Федор Соколов

Писать о своем младшем брате, отце Федоре, мне трудно и легко одновременно. Трудно, потому что приходится писать в прошедшем времени: он мой младший брат, и мне физически его не хватает, я не могу его увидеть, обнять, услышать его голос. Легко, потому что дни и годы нашего общения окрашены в удивительно теплые тона, и воспоминания о нем приносят мне великую радость. Читать далее…

Священник Константин Татаринцев: Воспоминания об отце Феодоре Соколове

На пленарном заседании отец Феодор выступил с речью, поразившей меня глубиной и простотой изложения мысли. Он говорил о христианской любви супругов к Богу и друг ко другу, которая зиждется на взаимной жертвенности. «Если это положено в основу семьи, то любовь будет только укрепляться и возрастать, а не умаляться, превращаясь в привычку и обыденность» — запомнились мне его слова. Читать далее…

Об отце Феодоре вспоминает командующий 37-й воздушной армией Верховного Главнокомандования (стратегическая авиация) РФ, генерал-лейтенант авиации Михаил Михайлович Опарин: Что может быть выше звания христианин?

Матушка Галина Соколова:

…Лето прошло, а Федюши нет. Потом наступил праздник Преподобного Сергия, осенний. Ах, мамочки мои, пришел! Я тогда мыла посуду. — Здрассте, — говорит и ручки за спиной держит. — Ах, Федя, где ж ты был все лето? — Я, видно, уже знала, как его зовут, потому что назвала по имени. Читать далее…

Мы когда только эту квартиру получили, четыре комнаты (для нас это, конечно, был дворец), отец Федор сказал: «Раз нам Господь такое послал, давай дадим Господу обещание, что этот дом будет открыт для всех, кому нужны покров, помощь». И когда мы с ним жили, это всегда присутствовало. Читать далее…

В последние пять лет нашей жизни у о. Федора начались тюремные, военные дела и мы нашего папочку уже совершенно не видели, выходные дни совсем исчезли. Знаете, когда проходит месяц, второй, а выходного нет и нет… Уже третий месяц. И на самого мужа смотреть уже больно: видишь, как он утром встает, замечаешь синяки под глазами… Но ни разу он не показал нам свою усталость. Как и его отец, он всегда входил в дом с сияющей улыбкой и радостными глазами. Всегда, представляете? Да еще шутил и поднимал нам настроение! читать далее…

Наталия Николаевна очень подробно спрашивала кто я и откуда, кто мои родители… Я рассказала о том, как окончила школу, как пришла к вере. Федюша мне помогал отвечать на вопросы. Наконец Наталия Николаевна сказала: «Мне очень хочется знать, кто же у тебя в роду такой молитвенник, что именно ты попала к нам, к нашему Феденьке?» Читать далее…

Ко мне как-то подходили девушки из нашего прихода, их родители, просят помолиться: девушка окончила институт, ей бы найти себе мужа. Конечно, очень сочувствуешь, видя, что и родители хорошие, и дочка хорошая, и хочется ей счастья. Но как найти семейное счастье? Читать далее…

Я повстречала моего Федюшу. От Бога данного и опять же и от преп.Сергия, и от родительских молитв! Дорогие мои читатели! Вот теперь вы кратенько узнали маленькую часть моей жизни. И многие из вас знали моего супруга о.Федора. И вот сами рассудите теперь- как так вышло, что Господь меня, такую дикую ветку, со своими шипами (грехами), привил к такому Чудному Верному Ему, Великой души – человеку? Читать далее…

С того момента, как мы с Федюшей поженились, всей семьей мы жили очень дружно, всегда вместе. Если бы не сестры отца Федора, я бы не жила так, как сейчас. Пока дети не ходили в школу, мы с отцом Федором находились в Москве только до Пасхи. Буквально на третий день после Пасхи мы все отправлялись в Гребнево и жили там до самых заморозков. Читать далее…

Молитвы отца федора
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here