Молитва Сергию и Варваре островским

Полное описание: Молитва Сергию и Варваре островским специально для наших уважаемых читателей.

СЕРГИЙ И ВАРВАРА ОСТРОВСКИЕ

Прпп. Сергий и Варвара Островские. Икона над западным входом Московского храма преподобных Сергия и Варвары Островских на Соколиной Горе

Сергий и Варвара Островские (ок. нач. XV в. — не позднее 1485), родители прп. Александра Свирского, преподобные

В миру Стефан и Васса были крестьянами Обонежской пятины Новгородской земли: края, населённого карелами и весью, которые приняли православную веру ещё в XI веке. Родились, вероятно, около начала XV века, скорее всего не позднее 1420 года. Жили в селе Мандеры на реке Ояти, напротив Островского Введенского монастыря. Стефан был благочестивым и богобоязненным, делился своим имением с нищими и любил творить добрые дела. Его жена Васса в доброй жизни не отставала от своего мужа.

Супружество их сразу же было благословлено чадородием: у них родилось двое детей, которые со временем выросли и стали жить отдельно от родителей. Тогда настало время, когда Бог долго не давал супругам радости рождения ещё одного ребенка, хотя они и стремились к этому всею душой. Томясь от продолжительного бесплодия, оба супруга очень печалились и скорбели. Прося Бога о даровании сына, супруги возлагали на себя многие обеты, и еще более прилежали добрым делам. Как-то, встав в полночь на молитву, Васса стала с непреложной верой молить Бога о рождении сына. После этого супруги пошли в ближайшую от того места церковь, во Введенский монастырь, и пребывали в нем долгое время, молясь Пресвятой Богородице. Однажды ночью, когда оба они молились, и никого вокруг не было, услышали они голос: «Радуйтесь, доброе супружество! Вот даровал вам Бог отрока утешения тезоименитого, ибо в его рождении утешение Церквам своим подаст!» Заметив время видения, они возвратились в свой дом. Через некоторое время, узнав, что Васса зачала, супруги поняли, что явление было истинным. Исполнившись радости и благоговения, Стефан и Васса с тех пор решили между собой воздерживаться от супружеских отношений, что и сохраняли до конца своей жизни.

15 июня 1448 года, когда Церковь празднует память пророка Амоса (имя которого значит «утешение»), родился долгожданный младенец — будущий преподобный Александр Свирский, в крещении наречённый Амосом. Стефан и Васса так любили дитя, что не могли на него наглядеться. Когда пришло время учить его грамоте, родители отдали сына «в научение святым книгам». Затем, по мере возмужания сына, родители желали найти ему невесту, чтобы сочетать его семейными узами с какой-нибудь хорошей девушкой. Но Амос мечтал только о монашестве и однажды, попросив благословения родителей пойти в близлежащую деревню, тайно удалился в Валаамский монастырь, где затем принял постриг с именем Александр.

Не имея известий о сыне, родители долго его искали, и, не найдя, горько оплакивали его, как уже умершего. По всем окрестностям было объявлено, чтобы за вознаграждение сообщили о местопребывании юноши его отцу. Но прошло три года, а никаких известий об Амосе не поступало. Родители были неутешны в своем горе, в тайне души продолжая надеяться на его возвращение.

И вот однажды из Карелии пришли в Мандеры некие люди с известием, что Амоса видели в обители на Валааме принявшим монашеский постриг. Не имея больше сил ждать, и не боясь дальности пути, престарелый Стефан отправился на Валаам искать сына. Придя к игумену монастыря и узнав, что сын его здесь, Стефан просил о встрече с ним. Александр опечалился и не хотел выходить, понимая, что отец будет просить его вернуться домой. Стефан же решил, что игумен прячет от него сына. Не терпя разлуки, он с гневом кричал игумену, чтобы показал ему сына, иначе он убьет себя прямо у ворот монастыря. Тогда Александр согласился на встречу с отцом.

Стефан, увидев сына изможденным от многого труда и воздержания, обнял его и горько плакал. Потом, немного успокоившись, стал уговаривать Александра вернуться домой. Преподобный, хоть и скорбел сильно за отцовское горе, однако видел, что любовь человеческая затмевает то, что необходимо и полезно для спасения души. Поэтому Александр отвечал отцу: «Одно тебе хочу сказать: пойди в дом свой с миром, и, придя в монастырь Пресвятой Богородицы в Остров, постригись там, и спасение души своей получишь. А если этого не сотворишь, истинно тебе говорю, больше лица моего не увидишь«. И еще долго уговаривал Александр отца, но тот не хотел его слушать и с гневом ушел. Не могло родительское сердце от сильной любви к сыну и боли душевной принять эти слова.

Тогда преподобный Александр стал молиться, чтобы Господь умягчил отцовское сердце и помог в мире принять Божественную волю. Молитва праведника была скоро услышана: Стефан вернулся к сыну и сказал ему, что поступит по его совету. После разговора с сыном, Стефан ушёл в свое селение.

Вернувшись в свой дом, он не стал откладывать исполнение своего намерения, но быстро устроив все домашние дела и передав хозяйство своим детям, удалился во Введенский монастырь. Здесь он был пострижен с именем Сергий, с принятием монашеского сана оставив и все заботы о житейском. Праведная Васса, мать преподобного Александра, привыкшая во всех добрых делах следовать своему мужу, постриглась в том же монастыре с именем Варвара. Вместе с монашеством, престарелые супруги подъяли суровый телесный подвиг: преподобный Сергий носил на себе железный параман весом около 3,5 кг, а преподобная Варвара изнуряла свою старческую плоть двумя крестами на цепях весом в 1 кг.

Недолго прожили после этого преподобные иноки Сергий и Варвара. Принеся молитвенную мудрость последних лет своей старости в тихую обитель, они мирно скончались и были погребены там, где столько благодеяний получили в своей жизни по молитвам к Богу. Случилось это не позднее 1485 года.

Место погребения преподобных Сергия и Варвары Островских в Введено-Оятском женском монастыре

Мощи и почитание

Преподобный Александр Свирский никогда не забывал своих родителей: проявляя заботу о благоустройстве Введенской Островской обители он называл её «монастырь моих родителей». Среди чудес, совершённых им по преставлении, известен случай исцеления Александры Александровны Михайловой в 1838 году, когда святой в ночном явлении велел болящей заехать в «монастырь же моих родителей.»

Память о Сергии и Варваре, совмещённая с памятью великого сына, неизменно сохранялась сквозь века. Так, в своей грамоте 1597 года царь Феодор Иоаннович жалует игумена и братию «Введенскаго монастыря, что на реке Ояте, где лежат родители чудотворца Александра Свирскаго». В XVII веке встречаются случаи именования преподобных Сергия и Варвары «чудотворцами». Видимо у их гробниц бывали случаи чудесной помощи, но вероятно в силу малочисленности братства и бедности, в монастыре не велось каких-либо систематических записей, поэтому более подробных сведений об этом не сохранилось.

До начала XVIII века гробницы преподобных Сергия и Варвары находились в нижнем этаже Введенской церкви под приделом апостолов Петра и Павла. Лежали они под спудом, то есть, не доставаясь из-под земли. В 1721 году по указу императора Петра I мощи святых, сохранившиеся лишь в виде костей, были освидетельствованы архимандритом Свирского монастыря Кириллом. После этого для них были построены новые деревянные гробницы в Преображенском приделе Богоявленской церкви, в которых и положили с честью мощи святых. Над гробницами стояли иконы с их изображением, а рядом хранились носившиеся ими при жизни вериги.

Читайте так же:  Молитвы водителям в дорогу

В описании монастыря 1873 года отмечается:

Среди замечательных вкладов в монастырь в XIX веке некоторые свидетельствуют об особом почитании Сергия и Варвары. Так, в ризнице хранились серебряный вызолоченный напрестольный крест и большое напрестольное Евангелие, пожертвованные братьями: новгородских адмиралтейских дел комиссаром Феоктистом Абрамовичем и капитаном лейб-гвардии Семеновского полка Дмитрием Абрамовичем Вындомскими, уроженцами этих мест. Дар был принесен в монастырь «к родителям Александра чудотворца Свирского» на помин души себя и своих родителей. Также и от Петербургского купца Даниила Кротова в 1843 году была пожертвована икона Воскресения Христова с десятью угодниками, к которой был привешен серебряный вызолоченный крест с частицами мощей 14-ти святых. Даритель просил поставить икону в ту церковь, где почивают мощи Сергия и Варвары.

К началу XX века у Святых врат монастыря в огромных нишах колокольни были изображены преподобный Сергий Радонежский и святая великомученица Варвара, с именами которых приняли постриг родители святого Александра. Икон самих Сергия и Варвары Островских, которых ещё не канонизировали соборно, в то время не писали.

После бедствий советского периода, когда величественный Богоявленский собор с гробницами преподобных был разрушен, настало время возрождения и Введенского монастыря. На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 19-20 апреля 2000 года преподобные Сергий и Варвара были прославлены в Соборе Санкт-Петербургских святых. В 2003 году было обретено место погребения преподобных, на котором были устроены гробницы с их изображением. В 2006 году на пожертвования почитателей святых Сергия и Варвары была построена каменная часовня, внутри которой кроме образа самих преподобных были помещены шесть клейм со сценами из их жития. К восстановленным гробницам святых опять потекли паломники. В 2007 году по благословению митрополита Санкт-Петербургского Владимира (Котлярова) было установлено отдельное местное празднование преподобным Сергию и Варваре 15 июня (28 июня н. с.). По состоянию на 2018 год святым Сергию и Варваре были составлены особые акафист и служба, которые ожидали утверждения синодальной комиссией [1].

Место погребения преподобных Сергия и Варвары Островских в Введено-Оятском женском монастыре

Молитвословия

Кондак прп. Варваре Островской, глас 2

Чистот’ою душе́вною Боже́ственно вооружи́вся,/ и непреста́нныя моли́твы я́ко копие́ вручи́в кре́пко,/ пробо́ла еси́ бесо́вская ополче́ния,/ Варва́ро, ма́ти на́ша,// моли́ непреста́нно о все́х на́с.

Использованные материалы

[1] Сообщение пользователя Гавриилы от 22 августа 2018.

Преподобный Александр Свирский

Дважды за всю историю человечества открывался Троичный Бог телесному человеческому взору – первый раз святому Аврааму у Мамврийского дуба, знаменуя великое милосердие Божие к роду человеческому; второй раз – на русской земле святому преподобному Александру Свирскому. Что значило это явление новозаветному святому – не будем дерзать отвечать. Только будем стремиться почтить эту землю, тот монастырь, который был воздвигнут на севере русской земли по велению Бога-Троицы и самого «новозаветного Авраама» – преподобного отца нашего и чудотворца Александра.

Преподобный Александр – один из немногих русских святых, который был канонизирован вскоре после своей праведной кончины – а именно через 14 лет. Живы были еще его ученики и многие его почитатели, поэтому Житие преподобного Александра было написано, что называется, «по горячим следам» и отличается особой достоверностью, в нем нет «благочестивых схем», оно отражает неповторимый лик святости «всея России чудотворца Александра».

Краткое житие преподобного Александра Свирского чудотворца.

Составил монах Афанасий. 1905 г. Июля 12 дня. Александро-Свирский монастырь Олонецкой губернии.

Явление Святой Троицы преп. Александру Свирскому

На 23 году поселения Преподобного в пустыни большой свет явился в его храмине и он увидел трех мужей, вошедших к нему. Они были одеты в светлые одежды и освещены славою небесною «паче солнца». Из уст их святой услышал повеление: «Возлюбленный, якоже видиши в Триех Лицах Глаголющего с тобою, созижди церковь во имя Отца и Сына и Святого Духа, Единосущной Троицы. Аз же ти мир Мой оставляю и мир Мой подам ти».

На месте явления Бога-Троицы впоследствии была построена часовня, и до наших дней на этом месте содрогается душа человеческая, помышляя о близости Божией к людям Своим. В Житии преподобного Александра поражает то, что при великом изобилии поданных ему божественных посещений, он всегда оставался смиренным иноком, желающим во всем послужить братии и приходящим в обитель простым поселянам.

За несколько лет до кончины Преподобного Бог вложил ему в сердце благую мысль создать каменную церковь в честь Покрова Пресвятыя Богородицы с трапезою. И вот однажды ночью, когда уже закладка была совершена, по окончании обычного молитвенного правила Преподобный увидел необыкновенный свет, озаривший весь монастырь, а в основании Покровской церкви, на алтарном месте в царственной славе сидела на престоле Пречистая Богородица с Предвечным Младенцем, окруженная сонмом бесплотных сил небесных. Преподобный пал лицем на землю пред величеством Славы Ея, так как не мог созерцать сияния этого невыразимого света. Тогда Пречистая Владычица повелела ему встать и утешила обещанием быть неотступною от Обители и помогать во всех нуждах живущим в ней как при жизни Преподобного, так и по смерти его.

«За год до кончины своей Преподобный, призвав к себе всю братию и объявив им, что скоро наступит время преставления его от временной сей прискорбной и многопечальной жизни в другую вечную, безболезненную и всегда радостную жизнь, назначил после себя четырех священноиноков: Исайю, Никодима, Леонтия и Иродиона для избрания кого-либо из них во игумена. Затем до самой кончины не переставал поучать свою братию богоугодному житию. Скончался же преподобный Александр 30 августа 1533 года 85-ти лет от рождения и, согласно предсмертному завещанию его, погребен был в отходной пустыни, близ церкви Преображения Господня, по правую сторону алтаря. В 1547 году он был причислен к лику святых.

Все, имевшие различные недуги, приходя к честному гробу его и с верою припадая к нему, получали обильно исцеления: слепые прозревали, расслабленные укреплялись в членах, страдавшие другими болезнями получали совершенное выздоровление, из бесноватых прогонялись демоны, бездетным подавалось чадородие.

Дивный во Святых Своих Всеблагий Бог наш, прославляющий Угодника Своего во временной жизни сей, творя рукою его знамения и чудеса, благоволил и по смерти нетленное, честное и святое тело его, как великое светило, положить в Церкви Своей, чтобы оно осиявало там своими преславными чудесами».

Молитва Сергию и Варваре островским

В миру родителей преподобного Александра Свирского, великого светильника Северной Руси, звали Стефан и Васса. Жили они на реке Ояти напротив древнего Введенского Островского монастыря. Стефан был благочестивый и богобоязненный человек, делился своим имением с нищими и любил творить добрые дела. Его жена Васса в доброй жизни не отставала от своего мужа.

Читайте так же:  Молитва от нечистой силы и колдовства

Бог долго не давал им радости рождения ребенка. Томясь от продолжительного бесплодия, оба супруга очень печалились и скорбели. Однажды ночью, когда оба они молились, раздался голос: «Радуйтесь, доброе супружество! Вот даровал вам Бог отрока утешения тезоименитого, ибо в его рождении утешение Церквам своим подаст!» Через некоторое время, узнав, что Васса зачала, супруги поняли, что явление было истинным. Исполнившись радости и благоговения, Стефан и Васса с тех пор решили между собой воздерживаться от супружеских отношений, что и сохраняли до конца своей жизни.

В день 15/28 июня 1448 года, когда Святая Церковь празднует память пророка Амоса, имя которого значит «утешение», родился долгожданный младенец. Он был назван в честь святого пророка Амосом, ибо и его рождение стало великим утешением, сперва для его родителей, а затем и для всех верных. С детства стремясь к монашескому образу жизни, он уже в ранние годы приучил свое тело к суровости и самоограничению. Ел только хлеб, и то не досыта, а спал очень немного, отдавая часы ночного отдыха молитве.

Однажды Амос попросил благословения родителей пойти в близлежащую деревню и просил не беспокоиться, если он задержится. Сам же отправился в Валаамский монастырь, не имея с собой ничего, кроме одежды и небольшого запаса хлеба. Придя на Валаам, юноша просил принять его в братство и скоро был пострижен с именем Александр. В то время ему было двадцать шесть лет.

Стефан и Васса, не имея известий о сыне, долго его искали, и, не найдя, горько оплакивали его, как уже умершего. По всем окрестностям было объявлено, чтобы за вознаграждение сообщили о местопребывании юноши его отцу. Три года не поступало никаких известий об Амосе. Но вот однажды из Карелии пришли некие люди с известием, что Амоса видели в обители Святого Спаса на Валааме принявшим монашеский постриг. Не боясь дальности пути, престарелый Стефан отправился на Валаам. Встретившись с любимым сыном в монастыре, отец стал уговаривать его вернуться домой. Преподобный, хоть и скорбел сильно за отцовское горе, однако видел, что любовь человеческая затмевает то, что необходимо и полезно для спасения души. Поэтому Александр отвечал отцу: «Одно тебе хочу сказать: пойди в дом свой с миром, и, придя в монастырь Пресвятой Богородицы в Остров, постригись там, и спасение души своей получишь. А если этого не сотворишь, истинно тебе говорю, больше лица моего не увидишь». Долго уговаривал Александр отца, но тот не хотел его слушать и с гневом ушел. Не могло родительское сердце от сильной любви к сыну и боли душевной принять эти слова.

Тогда преподобный Александр стал молиться, чтобы Господь умягчил отцовское сердце. Молитва праведника была услышана: Стефан вернулся к сыну и сказал ему, что поступит по его совету.

Вернувшись домой, Стефан не стал откладывать исполнение своего намерения. Быстро устроив все домашние дела, он удалился во Введенский монастырь, где был пострижен с именем Сергий. Праведная Васса, мать преподобного Александра, привыкшая во всех добрых делах следовать своему мужу, постриглась в том же монастыре с именем Варвара.

Ныне их мощи покоятся в древнем Введено-Оятском женском монастыре.

Преподобная Варва ́ ра (Ва ́ сса) Островская, схимонахиня

Дни памяти

28 июня (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

Житие

Пре­по­доб­ные Сер­гий и Вар­ва­ра – пра­вед­ные ро­ди­те­ли пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го, ве­ли­ко­го све­тиль­ни­ка Се­вер­ной Ру­си – бы­ли жи­те­ля­ми древ­ней Обо­неж­ской пя­ти­ны Нов­го­род­ской зем­ли. Эти ме­ста с дав­них пор на­се­ля­ли пле­ме­на ка­рел и ве­си (веп­сов), ко­то­рые еще в XI ве­ке при­ня­ли пра­во­слав­ную ве­ру. К ним по сво­е­му ро­ду при­над­ле­жа­ли и пре­по­доб­ный Алек­сандр, и его ро­ди­те­ли.

В ми­ру пре­по­доб­ные зва­лись Сте­фан и Вас­са. Жи­ли они в се­ле Ман­де­ры, ко­то­рое рас­по­ла­га­лось на ре­ке Оя­ти на­про­тив древ­не­го Вве­ден­ско­го Ост­ров­ско­го мо­на­сты­ря. На­до по­ла­гать, что вре­ме­нем их рож­де­ния бы­ло на­ча­ло XV ве­ка, ско­рее все­го, не позд­нее 1420 го­да. Сте­фан был бла­го­че­сти­вый и бо­го­бо­яз­нен­ный че­ло­век, де­лил­ся сво­им име­ни­ем с ни­щи­ми и лю­бил тво­рить доб­рые де­ла. Его же­на Вас­са в доб­рой жиз­ни не от­ста­ва­ла от сво­е­го му­жа.

Су­пру­же­ство их сра­зу же бы­ло бла­го­слов­ле­но ча­до­ро­ди­ем, но на­ста­ло вре­мя, ко­гда Бог по смот­ре­нию Сво­е­му дол­го не да­вал им ра­до­сти рож­де­ния ре­бен­ка, хо­тя су­пру­ги и стре­ми­лись к это­му всею ду­шой. То­мясь от про­дол­жи­тель­но­го бес­пло­дия, оба су­пру­га очень пе­ча­ли­лись и скор­бе­ли. Про­ся Бо­га о да­ро­ва­нии сы­на, су­пру­ги воз­ла­га­ли на се­бя мно­гие обе­ты, и еще бо­лее при­ле­жа­ли доб­рым де­лам. Как-то, встав в пол­ночь на мо­лит­ву, Вас­са ста­ла с непре­лож­ной ве­рой мо­лить Бо­га о рож­де­нии сы­на. По­сле это­го су­пру­ги по­шли в бли­жай­шую от то­го ме­ста цер­ковь в мо­на­стырь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы чест­но­го Ее Вве­де­ния, и пре­бы­ва­ли в нем дол­гое вре­мя, мо­лясь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Од­на­жды но­чью, ко­гда оба они мо­ли­лись, и ни­ко­го во­круг не бы­ло, услы­ша­ли они го­лос: «Ра­дуй­тесь, доб­рое су­пру­же­ство! Вот да­ро­вал вам Бог от­ро­ка уте­ше­ния те­зо­име­ни­то­го, ибо в его рож­де­нии уте­ше­ние Церк­вам сво­им по­даст!» За­ме­тив вре­мя ви­де­ния, они воз­вра­ти­лись в свой дом. Через неко­то­рое вре­мя, узнав, что Вас­са за­ча­ла, су­пру­ги по­ня­ли, что яв­ле­ние бы­ло ис­тин­ным. Ис­пол­нив­шись ра­до­сти и бла­го­го­ве­ния, Сте­фан и Вас­са с тех пор ре­ши­ли меж­ду со­бой воз­дер­жи­вать­ся от су­пру­же­ских от­но­ше­ний, что и со­хра­ня­ли до кон­ца сво­ей жиз­ни.

В день 15/28 июня 1448 го­да, ко­гда Свя­тая Цер­ковь празд­ну­ет па­мять про­ро­ка Амо­са, имя ко­то­ро­го зна­чит «уте­ше­ние», ро­дил­ся дол­го­ждан­ный мла­де­нец. Он был на­зван в честь свя­то­го про­ро­ка Амо­сом, ибо и его рож­де­ние ста­ло ве­ли­ким уте­ше­ни­ем, спер­ва для его ро­ди­те­лей, а за­тем и для всех вер­ных.

Про­све­щен­ный Бо­же­ствен­ным Кре­ще­ни­ем, Амос рос и укреп­лял­ся ду­хом. На­ста­ло вре­мя учить его гра­мо­те, и Амос был от­дан в на­уче­ние свя­тым кни­гам. Сверст­ни­ки его учи­лись успеш­но, ему же зна­ние ни­как не да­ва­лось, несмот­ря на то, что и на­став­ник и уче­ник при­леж­но тру­ди­лись над изу­че­ни­ем гра­мо­ты. Имея с дет­ства дар глу­бо­кой ве­ры, Амос при­вык во всех сво­их за­труд­не­ни­ях все­гда об­ра­щать­ся к Бо­же­ствен­ной по­мо­щи и ча­сто при­хо­дил в мо­на­стырь для мо­лит­вы. Од­на­жды, при­дя в оби­тель, от­рок стал мо­лить­ся пе­ред ико­ной Бо­го­ро­ди­цы. И вот, во вре­мя мо­лит­вы в церк­ви он услы­шал го­лос, го­во­рив­ший ему: «Вос­стань, не бой­ся, а что про­сил, то по­лу­чишь!» С тех пор Амос уже пре­успе­вал в уче­нии. Сте­фан же и Вас­са, как по­вест­ву­ет жи­тие, так его лю­би­ли, что не мог­ли на него на­гля­деть­ся. Но не толь­ко ро­ди­те­ли, а и все окру­жа­ю­щие го­во­ри­ли, что от­рок до­стигнет вы­сот хри­сти­ан­ско­го со­вер­шен­ства. И, дей­стви­тель­но, с дет­ства стре­мясь к мо­на­ше­ско­му об­ра­зу жиз­ни, он уже в ран­ние го­ды при­учил свое те­ло к су­ро­во­сти и са­мо­огра­ни­че­нию. Ел он толь­ко хлеб, и то не до­сы­та, а спал очень немно­го, от­да­вая ча­сы ноч­но­го от­ды­ха мо­лит­ве.

Про­шло вре­мя, и Амос при­шел в воз­раст, ко­гда уже бы­ло при­ня­то всту­пать в брак. Ро­ди­те­ли хо­те­ли по обы­чаю най­ти ему неве­сту, чтобы со­че­тать его се­мей­ны­ми уза­ми с ка­кой-ни­будь хо­ро­шей де­вуш­кой. Но Амос меч­тал толь­ко о мо­на­ше­ской жиз­ни.

Читайте так же:  Молитвы от болезни и от сглаза

Од­на­жды с по­ру­че­ни­ем от сво­е­го игу­ме­на в со­сед­нюю с Ман­де­ра­ми де­рев­ню при­шли ино­ки Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря. От них Амос узнал о свя­той по­движ­ни­че­ской оби­те­ли, на­хо­дя­щей­ся на от­да­лен­ном ост­ро­ве Ла­дож­ско­го озе­ра.

В ско­ром вре­ме­ни Амос по­про­сил бла­го­сло­ве­ния ро­ди­те­лей пой­ти в близ­ле­жа­щую де­рев­ню и про­сил не бес­по­ко­ить­ся, ес­ли он за­дер­жит­ся. Сам же от­пра­вил­ся в Ва­ла­ам­ский мо­на­стырь, не имея с со­бой ни­че­го, кро­ме одеж­ды и неболь­шо­го за­па­са хле­ба. Бо­ясь, чтобы ро­ди­те­ли его не на­стиг­ли и не воз­вра­ти­ли на­зад, юно­ша шел быст­ро и ско­ро пе­ре­пра­вил­ся через ре­ку Свирь у се­ла За­ост­ро­вье. Вдоль бе­ре­га Ла­дож­ско­го озе­ра он до­брал­ся до ме­стеч­ка Сал­ми, а от­ту­да пе­ре­плыл на Ва­ла­ам. Путь до Сал­ми со­став­лял око­ло 180 км по без­люд­ным ме­стам. В до­ро­ге у Ро­щин­ско­го озе­ра, где им поз­же бу­дет ос­но­ва­на зна­ме­ни­тая оби­тель, Амос удо­сто­ил­ся Бо­же­ствен­но­го от­кро­ве­ния. Та­ин­ствен­ный го­лос про­из­нес ему во сне про­ро­че­ские сло­ва, пред­ска­зы­ва­ю­щие ос­но­ва­ние на этом ме­сте слав­ной и спа­си­тель­ной для мно­гих оби­те­ли.

При­дя на Ва­ла­ам юно­ша про­сил при­нять его в брат­ство и ско­ро был по­стри­жен с име­нем Алек­сандр, что в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го озна­ча­ет «за­щит­ник лю­дей». В то вре­мя ему бы­ло от рож­де­ния два­дцать шесть лет.

Сте­фан и Вас­са, не имея из­ве­стий о сыне, дол­го его ис­ка­ли, и, не най­дя, горь­ко опла­ки­ва­ли его, как уже умер­ше­го. По всем окрест­но­стям бы­ло объ­яв­ле­но, чтобы за воз­на­граж­де­ние со­об­щи­ли о ме­сто­пре­бы­ва­нии юно­ши его от­цу. Но про­шло дол­гих три го­да, а ни­ка­ких из­ве­стий об Амо­се не по­сту­па­ло. Пра­вед­ные ро­ди­те­ли бы­ли неутеш­ны в сво­ем го­ре, в тайне ду­ши про­дол­жая на­де­ять­ся на его воз­вра­ще­ние.

И вот од­на­жды из Ка­ре­лии при­шли в Ман­де­ры некие лю­ди с из­ве­сти­ем, что Амо­са ви­де­ли в оби­те­ли Свя­то­го Спа­са на Ва­ла­а­ме при­няв­шим мо­на­ше­ский по­стриг. Не имея боль­ше сил ждать, и не бо­ясь даль­но­сти пу­ти, пре­ста­ре­лый Сте­фан от­пра­вил­ся на Ва­ла­ам ис­кать сво­е­го сы­на. При­дя к игу­ме­ну мо­на­сты­ря и узнав, что сын его здесь, Сте­фан про­сил о встре­че с ним. Алек­сандр опе­ча­лил­ся и не хо­тел вы­хо­дить, по­ни­мая, что отец бу­дет про­сить его вер­нуть­ся до­мой. Сте­фан же ре­шил, что игу­мен пря­чет от него сы­на. Не тер­пя раз­лу­ки, он с гне­вом кри­чал игу­ме­ну, чтобы по­ка­зал ему сы­на, ина­че он убьет се­бя пря­мо у во­рот мо­на­сты­ря. То­гда Алек­сандр со­гла­сил­ся на встре­чу с от­цом.

Сте­фан, уви­дев сы­на из­мож­ден­ным от мно­го­го тру­да и воз­дер­жа­ния, об­нял его и горь­ко пла­кал. По­том, немно­го успо­ко­ив­шись, стал уго­ва­ри­вать Алек­сандра вер­нуть­ся до­мой. Пре­по­доб­ный, хоть и скор­бел силь­но за от­цов­ское го­ре, од­на­ко ви­дел, что лю­бовь че­ло­ве­че­ская за­тме­ва­ет то, что необ­хо­ди­мо и по­лез­но для спа­се­ния ду­ши. По­это­му Алек­сандр от­ве­чал от­цу: «Од­но те­бе хо­чу ска­зать: пой­ди в дом свой с ми­ром, и, при­дя в мо­на­стырь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Ост­ров, по­стри­гись там, и спа­се­ние ду­ши сво­ей по­лу­чишь. А ес­ли это­го не со­тво­ришь, ис­тин­но те­бе го­во­рю, боль­ше ли­ца мо­е­го не уви­дишь». И еще дол­го уго­ва­ри­вал Алек­сандр от­ца, но тот не хо­тел его слу­шать и с гне­вом ушел. Не мог­ло ро­ди­тель­ское серд­це от силь­ной люб­ви к сы­ну и бо­ли ду­шев­ной при­нять эти сло­ва.

То­гда пре­по­доб­ный Алек­сандр стал мо­лить­ся, чтобы Гос­подь умяг­чил от­цов­ское серд­це и по­мог в ми­ре при­нять Бо­же­ствен­ную во­лю. Мо­лит­ва пра­вед­ни­ка бы­ла ско­ро услы­ша­на: Сте­фан вер­нул­ся к сы­ну и ска­зал ему, что по­сту­пит по его со­ве­ту. По­сле раз­го­во­ра с сы­ном, Сте­фан ушел в свое се­ле­ние.

Вер­нув­шись в свой дом, он не стал от­кла­ды­вать ис­пол­не­ние сво­е­го на­ме­ре­ния, но быст­ро устро­ив все до­маш­ние дел и пе­ре­дав хо­зяй­ство сво­им де­тям, уда­лил­ся в Вве­ден­ский Оят­ский мо­на­стырь. Здесь он был по­стри­жен с име­нем Сер­гий, с при­ня­ти­ем мо­на­ше­ско­го са­на оста­вив и все за­бо­ты о жи­тей­ском. Пра­вед­ная Вас­са, мать пре­по­доб­но­го Алек­сандра, при­вык­шая во всех доб­рых де­лах сле­до­вать сво­е­му му­жу, по­стриг­лась в том же мо­на­сты­ре с име­нем Вар­ва­ра.

Недол­го про­жи­ли по­сле это­го пре­по­доб­ные ино­ки Сер­гий и Вар­ва­ра. При­не­ся мо­лит­вен­ную муд­рость по­след­них лет сво­ей ста­ро­сти в тихую оби­тель, они мир­но скон­ча­лись там, где столь­ко бла­го­де­я­ний по­лу­чи­ли в сво­ей жиз­ни по мо­лит­вам к Бо­гу.

Пре­по­доб­ный Алек­сандр ни­ко­гда не за­бы­вал сво­их пра­вед­ных ро­ди­те­лей. Он, уже бу­дучи игу­ме­ном ос­но­ван­но­го им мо­на­сты­ря, от­прав­лял се­ме­рых из сво­их уче­ни­ков в Вве­де­но-Оят­ский Ост­ров­ский мо­на­стырь для под­дер­жа­ния бла­го­устрой­ства в оби­те­ли (Зва­ли этих пре­по­доб­ных уче­ни­ков ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца Алек­сандра Свир­ско­го Афа­на­сий, Ди­о­ни­сий, Иг­на­тий, Кор­ни­лий, Лео­нид, Фе­о­дор и Фе­ра­понт). Пре­по­доб­ный Алек­сандр на­зы­вал Ост­ров­ский мо­на­стырь «мо­на­стырь мо­их ро­ди­те­лей». Ин­те­рес­но и то, что в мо­на­сты­ре до ре­во­лю­ции в мест­ном ря­ду ико­но­ста­са Вве­ден­ской церк­ви сле­ва от Цар­ских врат на­хо­ди­лась ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, пе­ред ко­то­рой по пре­да­нию мо­лил­ся свя­той Алек­сандр Свир­ский. Она все­гда осо­бо по­чи­та­лась в мо­на­сты­ре.

Да­же цар­ствен­ные бо­го­моль­цы не за­бы­ва­ли мо­на­сты­ря. В сво­ей гра­мо­те 1597 го­да царь Фе­о­дор Иоан­но­вич жа­лу­ет игу­ме­на и бра­тию «Вве­ден­ска­го мо­на­сты­ря, что на ре­ке Оя­те, где ле­жат ро­ди­те­ли чу­до­твор­ца Алек­сандра Свир­ска­го».

До на­ча­ла XVIII ве­ка гроб­ни­цы пре­по­доб­ных на­хо­ди­лись в ниж­нем эта­же Вве­ден­ской церк­ви под при­де­лом свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла. Ле­жа­ли они под спу­дом, то есть, не до­ста­ва­ясь из-под зем­ли. В 1721 го­ду по ука­зу Пет­ра I мо­щи свя­тых, со­хра­нив­ши­е­ся лишь в ви­де ко­стей, бы­ли осви­де­тель­ство­ва­ны ар­хи­манд­ри­том Свир­ско­го мо­на­сты­ря Ки­рил­лом. По­сле это­го для них бы­ли по­стро­е­ны но­вые де­ре­вян­ные гроб­ни­цы в Пре­об­ра­жен­ском при­де­ле Бо­го­яв­лен­ской церк­ви, в ко­то­рых и по­ло­жи­ли с че­стью мо­щи свя­тых, ко­то­рых име­ну­ют в ста­рин­ных опи­сях «чу­до­твор­ца­ми». Ви­ди­мо, от мо­щей пре­по­доб­ных со­вер­ша­лись ка­кие-ли­бо чу­де­са, из­ве­стий о ко­то­рых не оста­ви­ли нам смут­ные вре­ме­на ис­тек­ших ве­ков. Над гроб­ни­ца­ми сто­я­ли ико­ны с их изо­бра­же­ни­ем, а ря­дом хра­ни­лись но­сив­ши­е­ся ими при жиз­ни вери­ги. Пре­по­доб­ный Сер­гий но­сил на се­бе же­лез­ный па­ра­ман ве­сом око­ло 3,5 кг, а пре­по­доб­ная Вар­ва­ра из­ну­ря­ла свою стар­че­скую плоть дву­мя кре­ста­ми на це­пях ве­сом в 1 кг.

В опи­са­нии мо­на­сты­ря 1873 г. от­ме­ча­ет­ся: «Окрест­ные жи­те­ли и по­се­ща­ю­щие мо­на­стырь бо­го­моль­цы с древ­них вре­мен глу­бо­ко чтят па­мять ро­ди­те­лей пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го, по­ко­я­щих­ся во Вве­ден­ском мо­на­сты­ре, и все­гда с бла­го­го­ве­ни­ем и усер­ди­ем мо­лят­ся во вре­мя па­ни­хид, от­прав­ля­е­мых при тех гроб­ни­цах». К на­ча­лу ХХ ве­ка у Свя­тых врат мо­на­сты­ря в огром­ных ни­шах ко­ло­коль­ни бы­ли изо­бра­же­ны пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский и свя­тая ве­ли­ко­му­че­ни­ца Вар­ва­ра, с име­на­ми ко­то­рых при­ня­ли по­стриг ро­ди­те­ли свя­то­го. То­гда та­кие изо­бра­же­ния са­мих преп. Сер­гия и Вар­ва­ры еще не мог­ли по­явить­ся – они не бы­ли ка­но­ни­зи­ро­ва­ны.

Чу­до­твор­ца­ми преп. Сер­гия и Вар­ва­ру на­зы­ва­ли уже в XVII в., ви­ди­мо у их гроб­ниц бы­ва­ли слу­чаи чу­дес­ной по­мо­щи с ве­рой ее про­ся­щим. Но то вре­мя, ви­ди­мо, в си­лу ма­ло­чис­лен­но­сти брат­ства и бед­но­сти, в мо­на­сты­ре не ве­лось ка­ких-ли­бо си­сте­ма­ти­че­ских за­пи­сей, по­это­му бо­лее по­дроб­ных све­де­ний об этом не со­хра­ни­лось. Сре­ди за­ме­ча­тель­ных вкла­дов в мо­на­стырь в XIX в. в его риз­ни­це хра­ни­лись се­реб­ря­ный вы­зо­ло­чен­ный на­пре­столь­ный крест и боль­шое на­пре­столь­ное Еван­ге­лие се­ре­ди­ны XVIII в., укра­шен­ное среб­ро­по­зла­щен­ны­ми на­клад­ка­ми. Они бы­ли по­жерт­во­ва­ны бра­тья­ми: нов­го­род­ских адми­рал­тей­ских дел ко­мис­са­ром Фео­к­ти­стом Аб­ра­мо­ви­чем и ка­пи­та­ном Лейб Гвар­дии Се­ме­нов­ско­го пол­ка Дмит­ри­ем Аб­ра­мо­ви­чем Вын­дом­ски­ми, уро­жен­ца­ми этих мест. Дар был при­не­сен в мо­на­стырь «к ро­ди­те­лям Алек­сандра чу­до­твор­ца Свир­ско­го» на по­мин ду­ши се­бя и сво­их ро­ди­те­лей. Так­же и от Пе­тер­бург­ско­го куп­ца Да­ни­и­ла Кро­то­ва в 1843 г. бы­ла по­жерт­во­ва­на ико­на Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва с де­ся­тью угод­ни­ка­ми, к ко­то­рой был при­ве­шен се­реб­ря­ный вы­зо­ло­чен­ный крест с ча­сти­ца­ми мо­щей 14-ти свя­тых. Да­ри­тель про­сил по­ста­вить ико­ну в ту цер­ковь, где по­чи­ва­ют мо­щи Сер­гия и Вар­ва­ры.

Читайте так же:  Сильные молитвы о дочери

Дру­гим убе­ди­тель­ным сви­де­тель­ством по­пе­че­ния пре­по­доб­но­го Алек­сандра и его пре­по­доб­ных ро­ди­те­лей о сво­ей оби­те­ли яв­ля­ет­ся то, что вплоть до со­вет­ско­го вре­ме­ни, этот мо­на­стырь ни­ко­гда не за­кры­вал­ся, как мно­гие дру­гие. И сей­час, по­сле бед­ствий со­вет­ско­го пе­ри­о­да, свя­тая оби­тель вновь вста­ет по­мо­щью Бо­жи­ей и пред­ста­тель­ством сво­их свя­тых из ру­ин. На за­се­да­нии Свя­щен­но­го Си­но­да 19-20 ап­ре­ля 2000 г. и са­ми пре­по­доб­ные Сер­гий и Вар­ва­ра про­слав­ле­ны в Со­бо­ре Санкт-Пе­тер­бург­ских свя­тых, па­мять ко­то­рых со­вер­ша­ет­ся в 3-ю Неде­лю по Пя­ти­де­сят­ни­це. В 2003 г. там, где сто­ял ве­ли­че­ствен­ный Бо­го­яв­лен­ский со­бор, раз­ру­шен­ный в го­ды без­бо­жия, об­ре­те­но ме­сто по­гре­бе­ния пре­по­доб­ных ро­ди­те­лей. На нем устро­е­ны гроб­ни­цы с их изо­бра­же­ни­ем. А в 2006 г. на по­жерт­во­ва­ния по­чи­та­те­лей свя­тых Сер­гия и Вар­ва­ры по­стро­е­на ка­мен­ная ча­сов­ня, внут­ри ко­то­рой кро­ме об­ра­за са­мих пре­по­доб­ных на­хо­дят­ся шесть клейм с фраг­мен­та­ми из их жи­тия. С 2007 г. от­дель­ное празд­но­ва­ние пре­по­доб­ным Сер­гию и Вар­ва­ре по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го и Ла­дож­ско­го Вла­ди­ми­ра уста­нов­ле­но 15/28 июня.

К вос­ста­нов­лен­ным гроб­ни­цам пре­по­доб­ных Сер­гия и Вар­ва­ры опять нескон­ча­е­мым по­то­ком при­те­ка­ют мно­го­чис­лен­ные па­лом­ни­ки, бла­го­го­вей­но по­чи­тая па­мять ро­ди­те­лей од­но­го из ве­ли­чай­ших рус­ских свя­тых.

Преподобный Се ́ ргий Островский , отец прп . Алекса ́ ндра Свирского, схимонах

День памяти

28 июня (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

Житие

Пре­по­доб­ные Сер­гий и Вар­ва­ра – пра­вед­ные ро­ди­те­ли пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го, ве­ли­ко­го све­тиль­ни­ка Се­вер­ной Ру­си – бы­ли жи­те­ля­ми древ­ней Обо­неж­ской пя­ти­ны Нов­го­род­ской зем­ли. Эти ме­ста с дав­них пор на­се­ля­ли пле­ме­на ка­рел и ве­си (веп­сов), ко­то­рые еще в XI ве­ке при­ня­ли пра­во­слав­ную ве­ру. К ним по сво­е­му ро­ду при­над­ле­жа­ли и пре­по­доб­ный Алек­сандр, и его ро­ди­те­ли.

В ми­ру пре­по­доб­ные зва­лись Сте­фан и Вас­са. Жи­ли они в се­ле Ман­де­ры, ко­то­рое рас­по­ла­га­лось на ре­ке Оя­ти на­про­тив древ­не­го Вве­ден­ско­го Ост­ров­ско­го мо­на­сты­ря. На­до по­ла­гать, что вре­ме­нем их рож­де­ния бы­ло на­ча­ло XV ве­ка, ско­рее все­го, не позд­нее 1420 го­да. Сте­фан был бла­го­че­сти­вый и бо­го­бо­яз­нен­ный че­ло­век, де­лил­ся сво­им име­ни­ем с ни­щи­ми и лю­бил тво­рить доб­рые де­ла. Его же­на Вас­са в доб­рой жиз­ни не от­ста­ва­ла от сво­е­го му­жа.

Су­пру­же­ство их сра­зу же бы­ло бла­го­слов­ле­но ча­до­ро­ди­ем, но на­ста­ло вре­мя, ко­гда Бог по смот­ре­нию Сво­е­му дол­го не да­вал им ра­до­сти рож­де­ния ре­бен­ка, хо­тя су­пру­ги и стре­ми­лись к это­му всею ду­шой. То­мясь от про­дол­жи­тель­но­го бес­пло­дия, оба су­пру­га очень пе­ча­ли­лись и скор­бе­ли. Про­ся Бо­га о да­ро­ва­нии сы­на, су­пру­ги воз­ла­га­ли на се­бя мно­гие обе­ты, и еще бо­лее при­ле­жа­ли доб­рым де­лам. Как-то, встав в пол­ночь на мо­лит­ву, Вас­са ста­ла с непре­лож­ной ве­рой мо­лить Бо­га о рож­де­нии сы­на. По­сле это­го су­пру­ги по­шли в бли­жай­шую от то­го ме­ста цер­ковь в мо­на­стырь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы чест­но­го Ее Вве­де­ния, и пре­бы­ва­ли в нем дол­гое вре­мя, мо­лясь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Од­на­жды но­чью, ко­гда оба они мо­ли­лись, и ни­ко­го во­круг не бы­ло, услы­ша­ли они го­лос: «Ра­дуй­тесь, доб­рое су­пру­же­ство! Вот да­ро­вал вам Бог от­ро­ка уте­ше­ния те­зо­име­ни­то­го, ибо в его рож­де­нии уте­ше­ние Церк­вам сво­им по­даст!» За­ме­тив вре­мя ви­де­ния, они воз­вра­ти­лись в свой дом. Через неко­то­рое вре­мя, узнав, что Вас­са за­ча­ла, су­пру­ги по­ня­ли, что яв­ле­ние бы­ло ис­тин­ным. Ис­пол­нив­шись ра­до­сти и бла­го­го­ве­ния, Сте­фан и Вас­са с тех пор ре­ши­ли меж­ду со­бой воз­дер­жи­вать­ся от су­пру­же­ских от­но­ше­ний, что и со­хра­ня­ли до кон­ца сво­ей жиз­ни.

В день 15/28 июня 1448 го­да, ко­гда Свя­тая Цер­ковь празд­ну­ет па­мять про­ро­ка Амо­са, имя ко­то­ро­го зна­чит «уте­ше­ние», ро­дил­ся дол­го­ждан­ный мла­де­нец. Он был на­зван в честь свя­то­го про­ро­ка Амо­сом, ибо и его рож­де­ние ста­ло ве­ли­ким уте­ше­ни­ем, спер­ва для его ро­ди­те­лей, а за­тем и для всех вер­ных.

Про­све­щен­ный Бо­же­ствен­ным Кре­ще­ни­ем, Амос рос и укреп­лял­ся ду­хом. На­ста­ло вре­мя учить его гра­мо­те, и Амос был от­дан в на­уче­ние свя­тым кни­гам. Сверст­ни­ки его учи­лись успеш­но, ему же зна­ние ни­как не да­ва­лось, несмот­ря на то, что и на­став­ник и уче­ник при­леж­но тру­ди­лись над изу­че­ни­ем гра­мо­ты. Имея с дет­ства дар глу­бо­кой ве­ры, Амос при­вык во всех сво­их за­труд­не­ни­ях все­гда об­ра­щать­ся к Бо­же­ствен­ной по­мо­щи и ча­сто при­хо­дил в мо­на­стырь для мо­лит­вы. Од­на­жды, при­дя в оби­тель, от­рок стал мо­лить­ся пе­ред ико­ной Бо­го­ро­ди­цы. И вот, во вре­мя мо­лит­вы в церк­ви он услы­шал го­лос, го­во­рив­ший ему: «Вос­стань, не бой­ся, а что про­сил, то по­лу­чишь!» С тех пор Амос уже пре­успе­вал в уче­нии. Сте­фан же и Вас­са, как по­вест­ву­ет жи­тие, так его лю­би­ли, что не мог­ли на него на­гля­деть­ся. Но не толь­ко ро­ди­те­ли, а и все окру­жа­ю­щие го­во­ри­ли, что от­рок до­стигнет вы­сот хри­сти­ан­ско­го со­вер­шен­ства. И, дей­стви­тель­но, с дет­ства стре­мясь к мо­на­ше­ско­му об­ра­зу жиз­ни, он уже в ран­ние го­ды при­учил свое те­ло к су­ро­во­сти и са­мо­огра­ни­че­нию. Ел он толь­ко хлеб, и то не до­сы­та, а спал очень немно­го, от­да­вая ча­сы ноч­но­го от­ды­ха мо­лит­ве.

Про­шло вре­мя, и Амос при­шел в воз­раст, ко­гда уже бы­ло при­ня­то всту­пать в брак. Ро­ди­те­ли хо­те­ли по обы­чаю най­ти ему неве­сту, чтобы со­че­тать его се­мей­ны­ми уза­ми с ка­кой-ни­будь хо­ро­шей де­вуш­кой. Но Амос меч­тал толь­ко о мо­на­ше­ской жиз­ни.

Од­на­жды с по­ру­че­ни­ем от сво­е­го игу­ме­на в со­сед­нюю с Ман­де­ра­ми де­рев­ню при­шли ино­ки Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря. От них Амос узнал о свя­той по­движ­ни­че­ской оби­те­ли, на­хо­дя­щей­ся на от­да­лен­ном ост­ро­ве Ла­дож­ско­го озе­ра.

В ско­ром вре­ме­ни Амос по­про­сил бла­го­сло­ве­ния ро­ди­те­лей пой­ти в близ­ле­жа­щую де­рев­ню и про­сил не бес­по­ко­ить­ся, ес­ли он за­дер­жит­ся. Сам же от­пра­вил­ся в Ва­ла­ам­ский мо­на­стырь, не имея с со­бой ни­че­го, кро­ме одеж­ды и неболь­шо­го за­па­са хле­ба. Бо­ясь, чтобы ро­ди­те­ли его не на­стиг­ли и не воз­вра­ти­ли на­зад, юно­ша шел быст­ро и ско­ро пе­ре­пра­вил­ся через ре­ку Свирь у се­ла За­ост­ро­вье. Вдоль бе­ре­га Ла­дож­ско­го озе­ра он до­брал­ся до ме­стеч­ка Сал­ми, а от­ту­да пе­ре­плыл на Ва­ла­ам. Путь до Сал­ми со­став­лял око­ло 180 км по без­люд­ным ме­стам. В до­ро­ге у Ро­щин­ско­го озе­ра, где им поз­же бу­дет ос­но­ва­на зна­ме­ни­тая оби­тель, Амос удо­сто­ил­ся Бо­же­ствен­но­го от­кро­ве­ния. Та­ин­ствен­ный го­лос про­из­нес ему во сне про­ро­че­ские сло­ва, пред­ска­зы­ва­ю­щие ос­но­ва­ние на этом ме­сте слав­ной и спа­си­тель­ной для мно­гих оби­те­ли.

При­дя на Ва­ла­ам юно­ша про­сил при­нять его в брат­ство и ско­ро был по­стри­жен с име­нем Алек­сандр, что в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го озна­ча­ет «за­щит­ник лю­дей». В то вре­мя ему бы­ло от рож­де­ния два­дцать шесть лет.

Сте­фан и Вас­са, не имея из­ве­стий о сыне, дол­го его ис­ка­ли, и, не най­дя, горь­ко опла­ки­ва­ли его, как уже умер­ше­го. По всем окрест­но­стям бы­ло объ­яв­ле­но, чтобы за воз­на­граж­де­ние со­об­щи­ли о ме­сто­пре­бы­ва­нии юно­ши его от­цу. Но про­шло дол­гих три го­да, а ни­ка­ких из­ве­стий об Амо­се не по­сту­па­ло. Пра­вед­ные ро­ди­те­ли бы­ли неутеш­ны в сво­ем го­ре, в тайне ду­ши про­дол­жая на­де­ять­ся на его воз­вра­ще­ние.

Читайте так же:  Отче наш и Богородица молитвы

И вот од­на­жды из Ка­ре­лии при­шли в Ман­де­ры некие лю­ди с из­ве­сти­ем, что Амо­са ви­де­ли в оби­те­ли Свя­то­го Спа­са на Ва­ла­а­ме при­няв­шим мо­на­ше­ский по­стриг. Не имея боль­ше сил ждать, и не бо­ясь даль­но­сти пу­ти, пре­ста­ре­лый Сте­фан от­пра­вил­ся на Ва­ла­ам ис­кать сво­е­го сы­на. При­дя к игу­ме­ну мо­на­сты­ря и узнав, что сын его здесь, Сте­фан про­сил о встре­че с ним. Алек­сандр опе­ча­лил­ся и не хо­тел вы­хо­дить, по­ни­мая, что отец бу­дет про­сить его вер­нуть­ся до­мой. Сте­фан же ре­шил, что игу­мен пря­чет от него сы­на. Не тер­пя раз­лу­ки, он с гне­вом кри­чал игу­ме­ну, чтобы по­ка­зал ему сы­на, ина­че он убьет се­бя пря­мо у во­рот мо­на­сты­ря. То­гда Алек­сандр со­гла­сил­ся на встре­чу с от­цом.

Сте­фан, уви­дев сы­на из­мож­ден­ным от мно­го­го тру­да и воз­дер­жа­ния, об­нял его и горь­ко пла­кал. По­том, немно­го успо­ко­ив­шись, стал уго­ва­ри­вать Алек­сандра вер­нуть­ся до­мой. Пре­по­доб­ный, хоть и скор­бел силь­но за от­цов­ское го­ре, од­на­ко ви­дел, что лю­бовь че­ло­ве­че­ская за­тме­ва­ет то, что необ­хо­ди­мо и по­лез­но для спа­се­ния ду­ши. По­это­му Алек­сандр от­ве­чал от­цу: «Од­но те­бе хо­чу ска­зать: пой­ди в дом свой с ми­ром, и, при­дя в мо­на­стырь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в Ост­ров, по­стри­гись там, и спа­се­ние ду­ши сво­ей по­лу­чишь. А ес­ли это­го не со­тво­ришь, ис­тин­но те­бе го­во­рю, боль­ше ли­ца мо­е­го не уви­дишь». И еще дол­го уго­ва­ри­вал Алек­сандр от­ца, но тот не хо­тел его слу­шать и с гне­вом ушел. Не мог­ло ро­ди­тель­ское серд­це от силь­ной люб­ви к сы­ну и бо­ли ду­шев­ной при­нять эти сло­ва.

То­гда пре­по­доб­ный Алек­сандр стал мо­лить­ся, чтобы Гос­подь умяг­чил от­цов­ское серд­це и по­мог в ми­ре при­нять Бо­же­ствен­ную во­лю. Мо­лит­ва пра­вед­ни­ка бы­ла ско­ро услы­ша­на: Сте­фан вер­нул­ся к сы­ну и ска­зал ему, что по­сту­пит по его со­ве­ту. По­сле раз­го­во­ра с сы­ном, Сте­фан ушел в свое се­ле­ние.

Вер­нув­шись в свой дом, он не стал от­кла­ды­вать ис­пол­не­ние сво­е­го на­ме­ре­ния, но быст­ро устро­ив все до­маш­ние дел и пе­ре­дав хо­зяй­ство сво­им де­тям, уда­лил­ся в Вве­ден­ский Оят­ский мо­на­стырь. Здесь он был по­стри­жен с име­нем Сер­гий, с при­ня­ти­ем мо­на­ше­ско­го са­на оста­вив и все за­бо­ты о жи­тей­ском. Пра­вед­ная Вас­са, мать пре­по­доб­но­го Алек­сандра, при­вык­шая во всех доб­рых де­лах сле­до­вать сво­е­му му­жу, по­стриг­лась в том же мо­на­сты­ре с име­нем Вар­ва­ра.

Недол­го про­жи­ли по­сле это­го пре­по­доб­ные ино­ки Сер­гий и Вар­ва­ра. При­не­ся мо­лит­вен­ную муд­рость по­след­них лет сво­ей ста­ро­сти в тихую оби­тель, они мир­но скон­ча­лись там, где столь­ко бла­го­де­я­ний по­лу­чи­ли в сво­ей жиз­ни по мо­лит­вам к Бо­гу.

Пре­по­доб­ный Алек­сандр ни­ко­гда не за­бы­вал сво­их пра­вед­ных ро­ди­те­лей. Он, уже бу­дучи игу­ме­ном ос­но­ван­но­го им мо­на­сты­ря, от­прав­лял се­ме­рых из сво­их уче­ни­ков в Вве­де­но-Оят­ский Ост­ров­ский мо­на­стырь для под­дер­жа­ния бла­го­устрой­ства в оби­те­ли (Зва­ли этих пре­по­доб­ных уче­ни­ков ве­ли­ко­го чу­до­твор­ца Алек­сандра Свир­ско­го Афа­на­сий, Ди­о­ни­сий, Иг­на­тий, Кор­ни­лий, Лео­нид, Фе­о­дор и Фе­ра­понт). Пре­по­доб­ный Алек­сандр на­зы­вал Ост­ров­ский мо­на­стырь «мо­на­стырь мо­их ро­ди­те­лей». Ин­те­рес­но и то, что в мо­на­сты­ре до ре­во­лю­ции в мест­ном ря­ду ико­но­ста­са Вве­ден­ской церк­ви сле­ва от Цар­ских врат на­хо­ди­лась ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, пе­ред ко­то­рой по пре­да­нию мо­лил­ся свя­той Алек­сандр Свир­ский. Она все­гда осо­бо по­чи­та­лась в мо­на­сты­ре.

Да­же цар­ствен­ные бо­го­моль­цы не за­бы­ва­ли мо­на­сты­ря. В сво­ей гра­мо­те 1597 го­да царь Фе­о­дор Иоан­но­вич жа­лу­ет игу­ме­на и бра­тию «Вве­ден­ска­го мо­на­сты­ря, что на ре­ке Оя­те, где ле­жат ро­ди­те­ли чу­до­твор­ца Алек­сандра Свир­ска­го».

До на­ча­ла XVIII ве­ка гроб­ни­цы пре­по­доб­ных на­хо­ди­лись в ниж­нем эта­же Вве­ден­ской церк­ви под при­де­лом свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла. Ле­жа­ли они под спу­дом, то есть, не до­ста­ва­ясь из-под зем­ли. В 1721 го­ду по ука­зу Пет­ра I мо­щи свя­тых, со­хра­нив­ши­е­ся лишь в ви­де ко­стей, бы­ли осви­де­тель­ство­ва­ны ар­хи­манд­ри­том Свир­ско­го мо­на­сты­ря Ки­рил­лом. По­сле это­го для них бы­ли по­стро­е­ны но­вые де­ре­вян­ные гроб­ни­цы в Пре­об­ра­жен­ском при­де­ле Бо­го­яв­лен­ской церк­ви, в ко­то­рых и по­ло­жи­ли с че­стью мо­щи свя­тых, ко­то­рых име­ну­ют в ста­рин­ных опи­сях «чу­до­твор­ца­ми». Ви­ди­мо, от мо­щей пре­по­доб­ных со­вер­ша­лись ка­кие-ли­бо чу­де­са, из­ве­стий о ко­то­рых не оста­ви­ли нам смут­ные вре­ме­на ис­тек­ших ве­ков. Над гроб­ни­ца­ми сто­я­ли ико­ны с их изо­бра­же­ни­ем, а ря­дом хра­ни­лись но­сив­ши­е­ся ими при жиз­ни вери­ги. Пре­по­доб­ный Сер­гий но­сил на се­бе же­лез­ный па­ра­ман ве­сом око­ло 3,5 кг, а пре­по­доб­ная Вар­ва­ра из­ну­ря­ла свою стар­че­скую плоть дву­мя кре­ста­ми на це­пях ве­сом в 1 кг.

В опи­са­нии мо­на­сты­ря 1873 г. от­ме­ча­ет­ся: «Окрест­ные жи­те­ли и по­се­ща­ю­щие мо­на­стырь бо­го­моль­цы с древ­них вре­мен глу­бо­ко чтят па­мять ро­ди­те­лей пре­по­доб­но­го Алек­сандра Свир­ско­го, по­ко­я­щих­ся во Вве­ден­ском мо­на­сты­ре, и все­гда с бла­го­го­ве­ни­ем и усер­ди­ем мо­лят­ся во вре­мя па­ни­хид, от­прав­ля­е­мых при тех гроб­ни­цах». К на­ча­лу ХХ ве­ка у Свя­тых врат мо­на­сты­ря в огром­ных ни­шах ко­ло­коль­ни бы­ли изо­бра­же­ны пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский и свя­тая ве­ли­ко­му­че­ни­ца Вар­ва­ра, с име­на­ми ко­то­рых при­ня­ли по­стриг ро­ди­те­ли свя­то­го. То­гда та­кие изо­бра­же­ния са­мих преп. Сер­гия и Вар­ва­ры еще не мог­ли по­явить­ся – они не бы­ли ка­но­ни­зи­ро­ва­ны.

Чу­до­твор­ца­ми преп. Сер­гия и Вар­ва­ру на­зы­ва­ли уже в XVII в., ви­ди­мо у их гроб­ниц бы­ва­ли слу­чаи чу­дес­ной по­мо­щи с ве­рой ее про­ся­щим. Но то вре­мя, ви­ди­мо, в си­лу ма­ло­чис­лен­но­сти брат­ства и бед­но­сти, в мо­на­сты­ре не ве­лось ка­ких-ли­бо си­сте­ма­ти­че­ских за­пи­сей, по­это­му бо­лее по­дроб­ных све­де­ний об этом не со­хра­ни­лось. Сре­ди за­ме­ча­тель­ных вкла­дов в мо­на­стырь в XIX в. в его риз­ни­це хра­ни­лись се­реб­ря­ный вы­зо­ло­чен­ный на­пре­столь­ный крест и боль­шое на­пре­столь­ное Еван­ге­лие се­ре­ди­ны XVIII в., укра­шен­ное среб­ро­по­зла­щен­ны­ми на­клад­ка­ми. Они бы­ли по­жерт­во­ва­ны бра­тья­ми: нов­го­род­ских адми­рал­тей­ских дел ко­мис­са­ром Фео­к­ти­стом Аб­ра­мо­ви­чем и ка­пи­та­ном Лейб Гвар­дии Се­ме­нов­ско­го пол­ка Дмит­ри­ем Аб­ра­мо­ви­чем Вын­дом­ски­ми, уро­жен­ца­ми этих мест. Дар был при­не­сен в мо­на­стырь «к ро­ди­те­лям Алек­сандра чу­до­твор­ца Свир­ско­го» на по­мин ду­ши се­бя и сво­их ро­ди­те­лей. Так­же и от Пе­тер­бург­ско­го куп­ца Да­ни­и­ла Кро­то­ва в 1843 г. бы­ла по­жерт­во­ва­на ико­на Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва с де­ся­тью угод­ни­ка­ми, к ко­то­рой был при­ве­шен се­реб­ря­ный вы­зо­ло­чен­ный крест с ча­сти­ца­ми мо­щей 14-ти свя­тых. Да­ри­тель про­сил по­ста­вить ико­ну в ту цер­ковь, где по­чи­ва­ют мо­щи Сер­гия и Вар­ва­ры.

Дру­гим убе­ди­тель­ным сви­де­тель­ством по­пе­че­ния пре­по­доб­но­го Алек­сандра и его пре­по­доб­ных ро­ди­те­лей о сво­ей оби­те­ли яв­ля­ет­ся то, что вплоть до со­вет­ско­го вре­ме­ни, этот мо­на­стырь ни­ко­гда не за­кры­вал­ся, как мно­гие дру­гие. И сей­час, по­сле бед­ствий со­вет­ско­го пе­ри­о­да, свя­тая оби­тель вновь вста­ет по­мо­щью Бо­жи­ей и пред­ста­тель­ством сво­их свя­тых из ру­ин. На за­се­да­нии Свя­щен­но­го Си­но­да 19-20 ап­ре­ля 2000 г. и са­ми пре­по­доб­ные Сер­гий и Вар­ва­ра про­слав­ле­ны в Со­бо­ре Санкт-Пе­тер­бург­ских свя­тых, па­мять ко­то­рых со­вер­ша­ет­ся в 3-ю Неде­лю по Пя­ти­де­сят­ни­це. В 2003 г. там, где сто­ял ве­ли­че­ствен­ный Бо­го­яв­лен­ский со­бор, раз­ру­шен­ный в го­ды без­бо­жия, об­ре­те­но ме­сто по­гре­бе­ния пре­по­доб­ных ро­ди­те­лей. На нем устро­е­ны гроб­ни­цы с их изо­бра­же­ни­ем. А в 2006 г. на по­жерт­во­ва­ния по­чи­та­те­лей свя­тых Сер­гия и Вар­ва­ры по­стро­е­на ка­мен­ная ча­сов­ня, внут­ри ко­то­рой кро­ме об­ра­за са­мих пре­по­доб­ных на­хо­дят­ся шесть клейм с фраг­мен­та­ми из их жи­тия. С 2007 г. от­дель­ное празд­но­ва­ние пре­по­доб­ным Сер­гию и Вар­ва­ре по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го и Ла­дож­ско­го Вла­ди­ми­ра уста­нов­ле­но 15/28 июня.

К вос­ста­нов­лен­ным гроб­ни­цам пре­по­доб­ных Сер­гия и Вар­ва­ры опять нескон­ча­е­мым по­то­ком при­те­ка­ют мно­го­чис­лен­ные па­лом­ни­ки, бла­го­го­вей­но по­чи­тая па­мять ро­ди­те­лей од­но­го из ве­ли­чай­ших рус­ских свя­тых.

Молитва Сергию и Варваре островским
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here