Молитва как речевой жанр

Полное описание: Молитва как речевой жанр специально для наших уважаемых читателей.

ЖАНР МОЛИТВЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Жанр молитвы и его место в литературе

Молитвой является словесный жанр, обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит. В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр. С одной стороны, молитва как жанр не предполагает вербально выраженной реплики-реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва — это разговор с Богом: «обращение же наше к Богу есть молитва. Значит, молитва есть беседа или разговор наш с Богом». [9, с.31].

Говорящий произносит молитву в надежде на ответ, который выражен не вербально. Кроме того, читая молитву, человек анализирует и свои поступки, помыслы, чувства. Диалогичность молитвы отмечают многие исследователи, например, Л. В. Балашова, М. Войтак и священнослужители, например, по словам Игумена Филарета, «молитва есть беседа человека с Богом. Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва». Молитва как жанр по своей природе очень близка к жанру лирики. Под лирикой понимается «поэзия, объектом которой являются личные или коллективные переживания человека в форме непосредственно выражаемых чувств» [10, т.6]; «лирическая поэзия… изображает внутренний мир души, ее чувства, ее понятия, ее радости и страдания.

Такая композиция нередко повторяется и в поэтической молитве, однако лирический текст может не содержать всех элементов церковной молитвы.

Стихотворная молитва, как особый поэтический жанр

Формирование жанров христианских религиозных текстов происходило на протяжении определенного времени и отличалось своеобразной закономерностью. В.И. Карасик указывает на то, что для квалификации жанровой природы речи необходимо не только выявление типовых действий говорящего, но и определение целого круга многомерных отношений: участники коммуникации (минимум два), предмет речи, предлагаемый адресантом, предмет речи, воспринятый и, может быть, дополненный адресатом — вот четыре точки в пространстве коммуникативного акта, которые представляют минимальный набор объектов, вступающих во взаимоотношения в ходе реализации того или иного речевого жанра. Он же выделяет четыре жанра религиозного дискурса: молитва, проповедь, исповедь и обрядовое действие [13, с. 4, 7, 9, 12]. Словом «молитва» определяют особое духовное состояние человека. Сложно дать однозначное определение этому феномену духовной жизни, поскольку это состояние изменчиво. В энциклопедии «Христианство» дается следующее определение, основанное на противопоставлении земной (телесной) и небесной (духовной) жизни: молитва является «вместилищем всей духовной жизни или самой духовной жизнью в движении и действии» [9, с. 142].

Стихотворная молитва многое взяла от канонической: содержание, состояние лирического героя, адресация, деление на жанры, поэтические приемы.

В истории русской поэзии есть незаслуженно забытые имена. Федор Николаевич Глинка — русский поэт, создавший большое количество стихотворений, известен современному русскому читателю только как поэт-декабрист, автор романсов «Сон русского на чужбине» и «Не слышно шуму городского…». Молитва для Ф.Н. Глинки всегда была важным способом духовного самосовершенствования: «К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой: / Я жизнью утомлён, как битвой! / Куда своё мне сердце деть? / Везде зазыв страстей лукавых; / И в чашах золотых—отравы, / И под травой душистой —сеть. / Там люди строят мне напасти; / А тут в груди бунтуют страсти! / Разбит мой щит, копьё в куски, / И нет охранной мне руки!» [16].

В стихотворении Николая Языкова «Молитва» перед читателем встает преддверье рая, «таинственные врата». Мы видим, что поэтам важно сохранить себя не столько для жизни земной, сколько для жизни небесной: «Молю святое провиденье: / Оставь мне тягостные дни. / Но дай железное терпенье, / Но сердце мне окамени» [17].

Подражания молитвам, начиная с XVIII века, получают многообразные поэтические формы. В них или варьируются излюбленные мотивы псалмов, или с помощью пейзажной детали и психологических подробностей индивидуализируется ситуация молитвы. Именно этим путем — путем раскрытия интимно-духовных отношений личности к Богу — движется молитвенная лирика Анны Ахматовой: от подражаний и стилизаций к сложному сочетанию религиозно-мистических, нравственных, эмоциональных элементов.

Не отрываясь от традиционной формы изложения содержания: «Дай мне горькие годы недуга, / Задыханье, бессонницу, жар, / Отыми и ребёнка, и друга, / И таинственный песенный дар — / Так молюсь за твоей литургией / После стольких томительных дней, / Чтобы туча над тёмной Россией / Стала облаком в славе лучей» [18, с. 492].

В «Молитве» А. Ахматовой чувствуется страх: страх за Родину, за судьбу России, за себя и своих близких. Это произведение — на редкость бескорыстная молитва, в которой Родина больше чем сын, больше, чем друг, даже больше, чем чары: «таинственный песенный дар». Такой же страх за жизнь мы видим в «Молитве» О. Мандельштама: «Помоги, господь, эту ночь прожить, / Я за жизнь боюсь: за свою рабу… / В Петербурге жить — словно спать в гробу».

Стихотворная молитва есть даже у революционной Ольги Берггольц, что свидетельствует о том, что поэтесса жила с верой в душе, однако ее представление о Боге отнюдь не христианское, скорее языческое: «Да будут слезы эти как молитва. / А на врагов — расплавленным свинцом / пусть падут они в минуты битвы / за всех, за всех, задушенных кольцом» [19].

В христианской лирике Николай Степанович Гумилева — русского поэта и критика Серебряного века, основателя акмеизма — есть стихи, заставляющие задуматься о Боге, о вечности, о своем ближнем: «Мечты Господни многооки, / Рука Дающего щедра, / И есть еще, как он, пророки — / Святые рыцари добра». [20].

Молитвенная проблематика в творчестве Ф.И. Тютчева связана с осознанием поэтом духовной катастрофы мира. Молитва у поэта признается единственным средством, способным очистить человека, приобщить к мировой гармонии. Ф.И. Тютчев подчеркивает, что атеизм современного мира порождает грандиозную проблему — именно вера и ее проявление в молитве противостоит антихристанским революционным тенденциям. В стихах поэта мы слышим призыв к молитве, искренняя вера, стремление жить по закону Божьему, любовь к Православию и Родине.

Контуры жанра молитвы намечаются уже в юношеских стихотворениях И.А. Бунина «Под орган душа тоскует…» (1889), «В костеле» (1889), «Троица» (1893) и др. Молитвенное обращение ко Христу первоначально сопрягается здесь с эстетическим переживанием таинственно-величавого храмового пространства, овеянного «куреньем мглы» и увенчанного скорбным «Христа распятьем», а также звучания органной музыки, в которой «мука о земном» преображается «песнью небесных сил».

Читайте так же:  Дом молитвы пятидесятников

При изучении стихотворных молитв следует исходить из того, что творчество подобного рода — это явление религиозно-эстетического порядка, стремящееся приблизиться к постижению истины посредством выразительных средств языка. Приобщение к религиозной культуре — это путь прежде всего путь филологии, способ возвращения к мировой культуре, ее традиции.

Молитва как речевой жанр

МОЛИТВА КАК ОСОБЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ЖАНР

Крицкая Наталья Викторовна

канд. филол. наук, доцент ГУДОВ «ВО ИРО», г. Витебск,
Республика Беларусь

Формирование жанров христианских религиозных текстов происходило на протяжении определенного времени и отличалось своеобразной закономерностью. В.И. Карасик указывает на то, что для квалификации жанровой природы речи необходимо не только выявление типовых действий говорящего, но и определение целого круга многомерных отношений: участники коммуникации (минимум два), предмет речи, предлагаемый адресантом, предмет речи, воспринятый и, может быть, дополненный адресатом — вот четыре точки в пространстве коммуникативного акта, которые представляют минимальный набор объектов, вступающих во взаимоотношения в ходе реализации того или иного речевого жанра. Он же выделяет четыре жанра религиозного дискурса: молитва, проповедь, исповедь и обрядовое действие [3, с. 4, 7, 9, 12].

В Толковом словаре русского языка молитва толкуется как «1. В религии: установленный канонический текст, произносимый при обращении к Богу, к святым. 2. Моление, обращенное к Богу, к святым». Молитва — это акт любви, в которой любовь к Богу проявляется более всего, так как все способности человеческой души через молитву сознательно и актуально обращаются к Богу и соединяются с ним [6, с. 362].

Словом «молитва» определяют особое духовное состояние человека. Сложно дать однозначное определение этому феномену духовной жизни, поскольку это состояние изменчиво. В энциклопедии «Христианство» дается следующее определение, основанное на противопоставлении земной (телесной) и небесной (духовной) жизни: молитва является «вместилищем всей духовной жизни или самой духовной жизнью в движении и действии» [7, с. 142]. Конечно, это наиболее общее определение, но вместе с тем оно четко локализует молитвенное событие в жизни верующего.

В Библейской энциклопедии молитва толкуется как «возношение ума и сердца к Богу, являемое благоговейным словом человека к Богу» [2, с. 292]. Св. Иван Златоустый утверждал, что «молитва — это определенный якорь для тех, кому угрожает опасность; это сокровище, которое способно обогатить и излечить физически».

Истоки поэтической молитвы следует искать в молитве канонической. Изначально коммуникативная функция канонической молитвы — обращение к Богу с целью восхваления, с той или иной просьбой или с благодарностью. В.А. Мишланов в своей статье «Молитва как речевой жанр» утверждает: «Отречение реальной обратной связи сближает молитву с любым поэтическим произведе­нием. Собственно говоря, молитва и есть одно из древнейших поэтических творений, более того, лирическая поэзия опирается на молитву как на один из основных её прототипов» [5].

В данной статье нами рассматривается не просто молитва в религиозном понимании этого слова, а то, что Э.М. Афанасьева обозначает как особый поэтический жанр — стихотворная молитва. В этом жанре создается «новая эстетическая реальность», в которой важную роль играет богообщение и «установка молящегося (трансцендентная или имманентная) на духовное преображение или преображение окружающего мира в процессе богообщения» [1, с. 17].

Стихотворная молитва многое взяла от канонической: содержание, состояние лирического героя, адресация, деление на жанры, поэтические приемы. В истории русской поэзии есть незаслуженно забытые имена. Федор Николаевич Глинка — русский поэт, создавший большое количество стихотворений, известен современному русскому читателю только как поэт-декабрист, автор романсов «Сон русского на чужбине» и «Не слышно шуму городского…». Молитва для Ф.Н. Глинки всегда была важным способом духовного самосовершенствования: «К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой: / Я жизнью утомлён, как битвой! / Куда своё мне сердце деть? / Везде зазыв страстей лукавых; / И в чашах золотыхотравы, / И под травой душистойсеть. / Там люди строят мне напасти; / А тут в груди бунтуют страсти! / Разбит мой щит, копьё в куски, / И нет охранной мне руки!» [8].

В стихотворении Николая Языкова «Молитва» перед читателем встает преддверье рая, «таинственные врата». Мы видим, что поэтам важно сохранить себя не столько для жизни земной, сколько для жизни небесной: «Молю святое провиденье: / Оставь мне тягостные дни. / Но дай железное терпенье, / Но сердце мне окамени» [10].

Подражания молитвам, начиная с XVIII века, получают многообразные поэтические формы. В них или варьируются излюбленные мотивы псалмов, или с помощью пейзажной детали и психологических подробностей индивидуализируется ситуация молитвы. Именно этим путем — путем раскрытия интимно-духовных отношений личности к Богу — движется молитвенная лирика Анны Ахматовой: от подражаний и стилизаций к сложному сочетанию религиозно-мистических, нравственных, эмоциональных элементов, не отрываясь от традиционной формы изложения содержания: «Дай мне горькие годы недуга, / Задыханье, бессонницу, жар, / Отыми и ребёнка, и друга, / И таинственный песенный дар — / Так молюсь за твоей литургией / После стольких томительных дней, / Чтобы туча над тёмной Россией / Стала облаком в славе лучей» [7, c. 492].

В «Молитве» А. Ахматовой чувствуется страх: страх за Родину, за судьбу России, за себя и своих близких. Это произведение — на редкость бескорыстная молитва, в которой Родина больше чем сын, больше, чем друг, даже больше, чем чары: «таинственный песенный дар». Такой же страх за жизнь мы видим в «Молитве» О. Мандельштама: «Помоги, господь, эту ночь прожить, / Я за жизнь боюсь: за свою рабу… / В Петербурге жить — словно спать в гробу»

Стихотворная молитва есть даже у революционной Ольги Берггольц, что свидетельствует о том, что поэтесса жила с верой в душе, однако ее представление о Боге отнюдь не христианское, скорее языческое: «Да будут слезы эти как молитва. / А на врагов — расплавленным свинцом / пусть падут они в минуты битвы / за всех, за всех, задушенных кольцом» [11].

Читайте так же:  Молитва равноапостольная нина

В христианской лирике Николай Степанович Гумилева — русского поэта и критика Серебряного века, основателя акмеизма — есть стихи, заставляющие задуматься о Боге, о вечности, о своем ближнем: «Мечты Господни многооки, / Рука Дающего щедра, / И есть еще, как он, пророки — / Святые рыцари добра». [11].

Молитвенная проблематика в творчестве Ф.И. Тютчева связана с осознанием поэтом духовной катастрофы мира. Молитва у поэта признается единственным средством, способным очистить человека, приобщить к мировой гармонии. Ф.И. Тютчев подчеркивает, что атеизм современного мира порождают грандиозную проблему — именно вера и ее проявление в молитве противостоит антихристанским революционным тенденциям. В стихах поэта мы слышим призыв к молитве, искренняя вера, стремление жить по закону Божьему, любовь к Православию и Родине.

Контуры жанра молитвы намечаются уже в юношеских стихотворениях И.А. Бунина «Под орган душа тоскует…» (1889), «В костеле» (1889), «Троица» (1893) и др. Молитвенное обращение ко Христу первоначально сопрягается здесь с эстетическим переживанием таинственно-величавого храмового пространства, овеянного «куреньем мглы» и увенчанного скорбным «Христа распятьем», а также звучания органной музыки, в которой «мука о земном» преображается «песнью небесных сил».

Стихотворная молитва приписывается преданием и Н.В. Гоголю. Впервые она была напечатана в «Собрании листков для душеполезного чтения», опубликованном по Благословению Святого Афонского Ильинского скита, под названием «Песнь молитвенная ко Пресвятой Деве Марии Богородице».

В последние годы издаётся множество работ, посвящённых проблеме религиозности сознания и творчества А.С. Пушкина. В связи с этим внимание исследователей привлекает творчество поэта 1830-х годов, особенно богатое использованием церковнославянизмов и библейской образности. Молитва представлена в стихотворении «Отцы пустынники и жены непорочны…», которое включает в себя переложение Великопостной молитвы преп. Ефрема Сирина.

При изучении стихотворных молитв следует исходить из того, что творчество подобного рода — это явление религиозно-эстетического порядка, стремящееся приблизиться к постижению истины посредством выразительных средств языка. Таким образом, духовный потенциал богословия соединяется с культурными возможностями языка и литературы. Изучение стихотворной молитвы — прекрасный пример содружества лингвистики, литературоведения, лингвокультурологии. С одной стороны, она может быть рассмотрена как связь с великими идеями христианства, с другой — как жанр, с третьей — исследуется ее язык как средство существования культурно-религиозных установок общества [4, с. 81]. Приобщение к религиозной культуре — это путь прежде всего путь филологии, способ возвращения к мировой культуре, ее традиции.

1.1.Жанрово-стилистические особенности молитвы. Виды молитв

С целью описания религиозного языка в современной русской теолингвистике используются различные подходы. Один из таких подходов связан с теорией речевых жанров. В рамках этого направления изучаются проповедь, молитва, различные этикетные жанры (приветствие, прощание, утешение, поздравление, благодарность, извинение и т.д.). Исследователи , работающие в этом направлении, допускают, что религиозный язык в рамках этого подхода может рассматриваться как система жанров, с присущими каждому из них стилистическими особенностями.

Одним из основных жанров религиозного языка является молитва. Молитва – это обращение к Богу. В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр. С одной стороны, молитва как жанр не предполагает какой-либо ответной реакции, которая, согласно традиционному пониманию диалога, составляет диалогическое единство с репликой-стимулом. С другой стороны, для каждого верующего человека молитва – это разговор с Богом, своего рода обращение к нему, а всякое обращение предполагает ответ, а значит молитва есть беседа с Богом. По мнению М.М. Бахтина, «каждый речевой жанр в каждой области речевого общения имеет свою, определяющую его как жанр типическую концепцию адресата» [6. С.79]. Адресат «диалогических» жанров различен: это может быть человек (реальный или воображаемый), группа людей, наконец, высшая духовная сила, Бог. Адресат задает тональность общения: обращения в молитве имеют сакральный характер. К Богу человек обращается с просьбой, благодарностью, внутренним вопросом. Но если молитву рассматривать как диалог, то эта связь будет невербальной.

В православии молитву рассматривают с разных точек зрения: где она совершается, каким образом, её содержание, характер (например, молится человек один или идёт на службу и храм) и т.д. Подразделение молитв в определённой степени условно и введено лишь для той цели, чтобы помочь верующим правильно организовать свою молитву. По этому принципу молитву можно условно разделить на домашнюю (частную) и церковную или общественную (соборную) молитвы.

— Домашняя (частная) молитва. Это уединённая молитва. Её широким смыслом является общение с Богом в сердце каждого человека. В доме (квартире) православного человека отводится для неё специальное место-красный угол. Все члены семьи (если они конечно все православные) помимо уединённой молитвы каждого, молятся вместе, что усиливает эффект.

— Церковная или общественная (соборная) молитва. Это общая молитва православных христиан в храме (молитвенном доме, часовне). Возглавляют её священнослужители. Соборная молитва, по словам Христа, считается сильнее частной: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них» [Мф., 18:19 – 20]. Церковная молитва неким образом развивает молитвенное чувство, помогая поддерживать живую связь души с Богом. Поэтому считается, что домашняя молитва обязательно должна дополнятся церковной (участием в богослужения).

Молитва каждого молящегося человека индивидуальна. Её содержание зависит от духовных переживаний молящегося, жизненных обстоятельств, каких-либо личных аспектов. Однако любая молитва как план выражения, несёт за собой определённый план содержания, мотив обращения к Богу(призыв, просьба, благодарение и т.д. ). На этом основании можно выделить такие виды молитв:

1)Молитва-прошение. Молитва-прошение означает “смиренное горячее моление” или “просьбу”. Это нечто гораздо более прочувствованное сердцем, чем обычная просьба. Чаще всего люди просят Бога помочь им в житейских нуждах, укрепить в различных испытаниях, уберечь душу от греха. С православной точки зрения, Богу известны нужды каждого, но чтобы Он мог дать благодатную помощь, человек должен попросить о ней.

— среди кратких прошений – «Господи, благослови», «Господи, спаси и сохрани». Яркий пример просительных молитв на богослужении – ектений с припевами «подай, Господи» и «Господи, помилуй

Читайте так же:  Молитвы перед едой читать

2) Покаянная молитва

— это просьба о прощении грехов («Господи, прости», «Боже, будь милостив мне грешному!»). К такой молитве человек прибегает, когда раскаивается в поступке, за который ему стыдно перед Богом и перед людьми.

— примером молитвы-покаяния служит 50-й псалом («Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей…»). Среди особо построенных молитвенных произведений – канонов – есть покаянные: например, канон святого Андрея Критского, который читают в храмах в начале Великого поста, покаянные каноны Иисусу Христу и Богородице, читаемые верующим перед исповедью (есть в любом молитвослове) и др. К покаянным молитвам относится Иисусова молитва. В православии молитва покаяния вводит человека в Царство Божие. Слово “покаяться” означает “изменить”, то есть повернуться и пойти в другом направлении. Посмотрим, что говорит Библия о покаянии: “Итак, покайтесь и обратитесь, чтобы загладить грех. Да придут времена отрады от лица Господа” [Деяния 3:19,20].

3)Молитва-благодарение. -Православный человек благодарит Бога, когда получает просимое («Благодарю Тя, Христе Боже…», «Слава Богу»). Те или иные блага в своей жизни, о которых он не просил, он считает милостью Бога к себе и тоже благодарит за них. Если желаемое не исполнилось, православный христианин благодарит Бога всё равно, поскольку верит, что Господь любит его и устраивает всё для спасения его души. А то, что не осуществилось, возможно, преждевременно или вредно для него, только человек не всегда знает об этом – ему трудно постичь премудрость Божию. Для всех случаев, даже в скорбях, подходит благодарственная молитва «Слава Богу за всё». За все благодарите. [1 Фес. 5, 18]. Уста, всегда благодарящие, приемлют благословение от Бога. (Прп. Исаак Сириянин ).

4) Хвалебная молитва (славословие)

Основывается на чувстве благодарности Богу и основана на личном духовном опыте, в котором человек постигает любовь и милость Бога к нему. Одна из таких хвалебных молитв: «Слава тебе, Боже наш, слава Тебе».В этой молитве молящийся ничего не просит, а только славит Бога. Ее можно сказать короче: «Слава Богу». Произносится она по окончании дела в знак на благодарности Богу за Его милости. Хвалениями начинаются и заканчиваются многие молитвы и любое церковное богослужение («Благословен Бог наш…», «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу…», «Достойно есть яко воистину блажити тя, Богородицу…» и др.)

5)Молитва-ходатайство. Посредническая молитва за других людей. Апостол Павел верил, что через ходатайство люди могут измениться. Человек молится за : за своих родных и близких, а также за мирян, за священнослужителей, за Церковь в целом, т.к. все православные люди, с церковной точки зрения, братья и сёстры. Православные молятся также о стране и её властях; молятся не только о живых, но и об умерших христианах, а также обо всех людях. В частных молитвах православные христиане могут ходатайствовать перед Богом за некрещеных, за самоубийц, прося при этом, чтобы Бог не принял их молитву за грех. В случае тяжёлых испытаний, болезней, трудно разрешимых проблем принято обращаться за молитвенной поддержкой к другим, выражая просьбу в форме: «Сестра (брат), помолитесь о …» (излагается предмет, например, «о здоровье тяжело болящей рабы Божией…). Существует форма молитвы по соглашению, когда несколько человек, горячо ходатайствую перед Богом за кого-то (что-то), договариваются читать определённые молитвы, Евангелие или Псалтирь. Если православный человек терпит несправедливые притеснения от другого, он старается не держать зло на своего недоброжелателя и, наоборот, молится за него. Считается, что такая молитва («об искоренении вражды») налаживает взаимоотношения.

Все перечисленные виды молитвенных обращений не существуют обособленно, многие молитвы, особенно церковные, соединяют в себе и хвалу богу, и прошение, и покаяние, поскольку молитвенное общение православного человека с Богом должно быть гармоничным и естественным.

Молитва – это обращение к Богу. Молитва – «жанр конфессионального общения, словесное обращение человека к высшим силам, в существование которых он верит» [Культура русской речи 2003: 332].

В современной лингвистике до сих пор остается вопрос, к какой форме речевого общения (диалогической или монологической) принадлежит данный жанр.

Молитва как жанр религиозного языка

направление 0203 – филология

специальность 6.020303 – филология («русский язык и литература»)

Курсовая работа студентки

1 курса группы 1-Р

канд. филол. наук, доцент

Раздел 1.Молитва и аспекты в её изучении………………..

1.1. Молитва как объект изучения теологии……………………………..

1.2. Молитва как объект изучения культурологии..……………………

1.3. Молитва как объект изучения теолингвистики……………

1.4. Жанрово-стилистические особенности молитвы. Виды молитв……..

Раздел 2.Языковые Особенности молитвы. Анализ молитвы………

2.1. Структура и композиция молитвы……………………………………..

2.2. Фонетические особенности молитвы ………………………………….

2.3. Семантические особенности молитвы…………………………………

2.4. Лексические особенности молитвы…………………………………..

2.5. Синтаксические особенности молитвы……………………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………….

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………….

До недавнего времени в силу разных причин религиозный язык, понимаемый как совокупность жанровых разновидностей, функционирующих в сфере религии, оставалась за рамками лингвистического изучения. «Современная наука опирается на понятие жанра как один из наиболее эффективных объясняющих механизмов при рассмотрении ситуаций использования языка, механизмов порождения и интерпретации речи, что позволяет рассматривать жанр как типологическое явление, исторически устойчивое, свойственное произведениям разных эпох и направлений.

Жанр определяется совокупностью структурно-композиционных средств, особенностями языка и стиля. Так, для религиозных текстов характерна более высокая, чем в бытовой речи, формально-смысловая организованность, искусность. »[Прохватилова О.А. 1997. С.43]

Актуальность выбранной темы определяется следующим причинами:

религиозный язык является одним из древнейших и важнейших типов общения, вместе с тем в науке о языке его признаки были изучены мало;

изучение религиозного языка осуществляется в теологии, философии, психологии, социологии и теолингвистике. Поэтому синтез различных аспектов описания религиозного языка в лингвистическом исследовании позволяет расширить потенциал лингвистической теории за счет привлечения достижений, полученных в смежных областях знания;

молитва — как жанр религиозного языка сложилась на протяжении длительного исторического периода, и поэтому ее описание позволяет понять не только природу данного языка, но и принципы жанрового устройства общения в целом;

определяется повышенным интересом лингвистов к молитвам как жанру религиозного языка и к языковым особенностям церковнославянского языка, как основному языку православных молитв;

изучение языковых характеристик религиозного языка дает возможность раскрыть специфику языковых и речевых средств, используемых в институциональном общении;

в основу выполненной работы положена следующая гипотеза: религиозный язык представляет собой сложный коммуникативно-культурный феномен, основу которого составляет система определенных ценностей, которая реализуется в виде определенных жанров и выражается посредством определенных языковых и речевых средств.

Читайте так же:  Молитвы водителям в дорогу

Целью данной работы является характеристика молитвы как жанра религиозного языка. Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

попытаться понять, что такое религиозный язык;

отметить отличительные особенности религиозного языка;

выделить основные жанры религиозного языка;

дать определение молитвы как жанра религиозного языка;

выделить основные виды молитв;

определить жанрово-стилистические особенности молитв.

Объектом исследования является православные молитвы, которые понимаются как общение, основная интенция которого — поддержание веры или приобщение человека к вере. В качестве предмета изучения рассматриваются жанры и языковые характеристики религиозного языка.

Материалом исследования являются основные православные молитвы, такие как «Отче Наш», «Молитва Ангелу Хранителю», «Молитва предначинательная», «Песнь Богородицы».

Научная новизна работы состоит в определении конститутивных признаков молитвы, в выделении и объяснении её основных функций, в характеристике её жанров, в описании коммуникативных особенностей молитвы как жанра религиозного языка.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что данная работа вносит вклад в развитие теории языка, характеризуя один из его вариантов – религиозный язык, с позиций теолингвистики, аксиологической лингвистики, теории речевых жанров.

Выполненное исследование основано на положениях, доказанных в работах К. Бюлера, М. Бахтина, А. К. Гадомского, В. И. Гараджа , Н. К. Грунского, Е. Зигабена, В. И. Карасика ,К. А. Кузьмина , Н. В. Матусевича , Н. Б. Мечковской , М. А. Селищева, Г. А. Хабургаева, Р. О.Якобсона и других исследователей.

Методы исселедования — описательный и сопоставительный. Они заключаются в следующем: описательный метод – наблюдение, обобщение, интерпретация и классификация материала; сопоставительный метод – это исследование описание одного языка через системное сравнение с другим языком с целью прояснения его специфичности; а также – наблюдение, контекстологический метод, стилистический анализ, метод компонентного анализа.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, приложения с образцами молитв.

В первой главе работы – «Молитва и аспекты в её изучении» — рассмотрено содержательное и знаковое пространство религиозного языка, описаны участники общения, также молитва была рассмотрена с точки зрения религии, культуры и лингвистики.

Во второй главе — «Особенности молитвы. Анализ молитвы»- была рассмотрена структура молитвы, был проведён подробный фонетический, лексико-синтаксический анализ основных православных молитв.

В заключении отражены полученные выводы.

Список литературы включает в себя … источник.

Приложение включает в себя некоторые православные молитвы.

Практическая ценность работы заключается в том, что полученные результаты могут найти применение в вузовских лекционных курсах по языкознанию, истории русского языка, межкультурной коммуникации, лингвистике текста, теории дискурса, социолингвистике и психолингвистике, при проведении спецкурсов и спецсеминаров и написании работ различного типа.

2.2. Фонетические особенности молитвы

О. А. Прохватилова утверждает:«основе закономерностей интонационно-звуковой организации молитвы лежат такие важнейшие свойства, составляющие основу молитвы, как семантические, акустические, коммуникативные. При этом семантические признаки отражают содержательную сторону молитвы, акустические признаки связаны с ее планом выражения, коммуникативные признаки выявляют зависимость речевого строя молитвы от условий коммуникации.»[О. А. Прохватилова 1998.]

Акустические признаки молитвы

Обычно молитвенные наставники обращают внимание на скорость произношения молитвенного текста, ориентируя начинающих на неспешное, протяжное произношение молитвы. Кроме того, отмечается интенсивность звучания молитвословия, которое, по рекомендациям Святых Отцов, следует читать «негромким голосом, тихо, вслух себе одному» [Искатель 1991: 64–65]. К числу акустических признаков молитвы, называемых в лингвистической литературе, следует отнести особое литургическое произношение, которое восходит в своих истоках к началу Христианства на Руси и существовало наряду с живой речью, осознаваясь как произношение специальное, церковное.

Еще один акустический признак молитвы – монотонность звучания, которая проявляется, как считают исследователи, в размеренно-спокойном интонировании и создает особый ритмический молитвенный строй [Харитонова 1991: 52]. Мнение о том, что ритм относится к числу конститутивных признаков молитвы, является общепризнанным. Вероятно, причину этого следует искать в сложной природе молитвенного ритма, который имеет не только лингвистическую, но и физиологическую основу. Истинная молитва, как известно, «требует полного сосредоточения мыслей и всего нашего существа, отрешенности от всего земного и мысли только о Боге» [Молитвенник 1989: 357–358]. По наблюдениям психологов, достичь состояния максимальной сосредоточенности помогает особая система дыхания, поскольку «дыхание держит сосредоточие, ритмически возвращает» [Леви 1991: 140].

Предпринятый нами анализ интонационно-звукового строя духовной речи направлен на выявление акустических параметров фонологических единиц сегментного и суперсегментного уровней. Единицей сегментного уровня является фонема.

Основной единицей наблюдения при описании суперсегментного (или интонационного, или просодического) уровня в молитве является синтагма. При этом учитывается также функционирование других суперсегментных единиц, которые, объединяя в себе несколько сегментов, образуют новое единство. Имеется в виду слог, фонетическое слово, высказывание, фразу и текст в целом. В лингвистической литературе термин «суперсегментные средства» имеет неоднозначное толкование. Одни исследователи используют его как синоним термина «интонация» [Антипова 1990б: 401; Торсуева 1980; Светозарова 1982]. Другие ученые придерживаются более широкого понимания и относят к средствам суперсегментного уровня не только интонацию, но и ударение [Иванова-Лукьянова 1989: 3334].

В основе описания молитвословий на сегментном уровне лежат фонетические признаки старославянского языка IX–X вв. и их соотнесение с произносительными чертами молитвы. Анализу подвергаются такие явления, как падение редуцированных, лабиализация [э], отвердение шипящих, изменения задненебных согласных, выравнивание основ, то есть языковые факты, связанные с теми принципиальными для эволюции фонетической системы русского языка процессами, которые допускают возможность использования норм и русского староцерковнославянского языка, и современной орфоэпии.

Отдельные черты литургического произношения (произношение редуцированных, отсутствие качественной редукции гласных, произношение ударного [э] после мягких согласных, произношение фрикативного [], сочетаний [шт] и [ш’ч’], тенденция к ослаблению контраста между ударными и безударными слогами, побуквенное произнесение грамматических форм) восстанавливались исследователями гипотетически, на основе анализа памятников XI–XIII вв., изучения письменных источников первой половины XVIII в., рассмотрения старообрядческой литературы XIX века. Так, например, Б.А. Успенский называет в числе признаков церковнославянской фонетической системы произношение редуцированных, косвенным подтверждением которого, по мнению ученого, является отсутствие оглушения парных звонких согласных в позиции конца слова [Успенский 1968: 29–83].

Признак «сохранение произношения гласных полного образования в любой безударной позиции» является актуальным для старославянского языка [Селищев 1951: 71–75; Хабургаев 1986: 46–55].

Читайте так же:  Молитва ПреСвятой Богородице целительнице

Эта особенность древней фонетической системы последовательно воспроизводится в молитвенном чтении. Наиболее ярко проявление рассматриваемого признака наблюдается при произношении лабиализованного [о] в любой безударной позиции. Сохранение качественных и количественных характеристик о как под ударением, так и в безударных слогах может быть представлено на примере анализа молитвенных текстов. Например:

[о]тца; м[о]я; в[о]звестят; [о]тврати; [от]верзи; Г[о]сп[о]ди; Тв[о]ю; благ[о]датная; Тр[о]ице; с[о]тв[о]рих; як[о]же; [о]слаби; Б[о]г[о]р[о]дице; благ[о]утр[о]бен; препр[о]славлен и т.д.

Сохранение качественных и количественных характеристик гласного полного образования в безударных позициях наблюдается лишь в следующих словах:

Г[о]сподь; Т[о]бою; б[о]г[о]угодн[о]; Тв[о]я; п[о]мяни; я[ко]же; Тв[о]е; [о]ставляем; Б[о]г[о]родице; Благ[о]датная; благ[о]сл[о]ви.

Произношение ударного гласного [э] после мягких согласных, шипящих и [ц] перед твердыми согласными отражает фонетическую особенность старославянского языка.

Как показывает анализ, в молитвенном чтении почти не имеет исключений ориентированное на старославянское произношение ударного [э] в позиции после шипящих, [ц] и мягких согласных перед твердыми, например:

несотво[р’э]нна; [м’э]ртвых; прока[жэ]ннага; с[л’э]зная; помра[ч’э]нна; неосуж[д’э]нна и т.п.

Не имеет исключений произношение именных форм мужского и среднего рода единственного числа в родительном падеже на [-аго], например:

будущ[аго] века; живота вечн[аго]; воплотивш[аго]ся от Духа Свята; Свят[аго] Духа; лукав[аго] обычая; очисти мя грешн[аго]; Животворящ[аго] Тела; якоже блудн[аго] принял еси; от Отца рожденн[аго]; сподоби отчаянн[аго]; живота вечнующ[аго]; Пречист[аго] Тела; грехом поползш[аго]ся; действа диавольск[аго]; во един[аго] Бога Отца; якоже блудн[аго] приял еси; от мерзк[аго] сердца; спаси мя окаянн[аго]; неизреченн[аго] ради Твоего человеколюбия и т.д.

Признак «сохранение звонкости согласного в позиции конца слова» был актуален для старославянского языка. действовавший в старославянском языке закон открытого слога, в результате которого каждый слог оканчивался гласным (или слогообразующим сонорным согласным), приводил к тому, что в позиции абсолютного конца слова шумный согласный был невозможен, а перед гласным (полного образования или редуцированным) он сохранял свою звонкость или глухость (см.: Колесов 1980: 70; Хабургаев 1986: 61–63).

веко[в]; бла[г]; грехо[в]; рабо[в]; милости[в];

Обращает на себя внимание еще одна произносительная особенность молитвенного чтения – фрикативный или взрывной способ образования заднеязычного согласного ([] или [г]). По данным современных исследователей, для старославянской фонетической системы характерен взрывной согласный [г] [Хабургаев 1986: 56–57]. Однако, как показывает анализ, в молитвенном чтении довольно последовательно представлено произношение взрывного задненебного звонкого согласного [г], что отражает современные орфоэпические нормы, например:

[г]осподи; пре[г]решения; [г]рехопадения; Бо[г]а; бла[г]оволиши; Бо[г]ородица; ан[г’]елы; Бо[г]оносных; по[г]аси; бла[г]ословенна; бла[г]оутробному; бла[г’]им; бла[г]одарим; прибе[г]аю; дол[г]отерпеливе.

Вместе с тем в некоторых молитвословиях отмечаются единичные случаи замены взрывного [г] фрикативным [], как правило, в словах Господь, Господи. Так, например, в молитве святого Антиоха Вседержителю, Слово Отчее. произношение фрикативного [] наблюдается только в одном слове из двенадцати. Ср.:

мно[г]а[г]о ради; милосердия Твое[г]о; нико[г]даже отлучайся; раба Твое[г]о; все[г]да во мне почивай; [г]осподи Боже; свята[г]о еван[г]елия Твое[г]о; креста Твое[г]о; словесе Твое[г]о.

Членение речевого потока в молитве

Для молитвенного чтения характерно членение речевого потока на довольно крупные по протяженности синтагмы, включающие в среднем от 10 до 30 слогов, например:

Боготечную звезду узревше волсви, тоя последоваша зари:/ (21 слог)

и яко светильник держаще ю,/ (10 логов)

тою испытаху крепкаго Царя:/(11 слогов)

[и достигше непостижимаго, возрадовашася, Ему вопиюще: Аллилуия/ (27 слогов)

Анализ членения речевого потока на минимальные единицы в молитвенных текстах обращен к выявлению количественных параметров синтагмы и просодических средств речевой сегментации, установлению принципов и тенденций синтагматического членения, характерных для православной молитвы.

Принцип симметричного по отношению к центру чередования синтагм разной протяженности лежит, например, в основе членения речевого потока в тропаре из Канона умилительного ко Господу нашему Иисусу Христу:

Время, Иисусе мой, еже дал ми еси, в страсти иждих,

Иисусе мой;/(22 слога)

темже, Иисусе мой, не отвержи мя,/(12 слогов)

но воззови, молюся, Владыко, Иисусе сладчайший, и спаси/ (20 слогов)

Как видно из транскрипции, первая синтагма тропаря состоит из 22 слогов, длина второй уменьшается почти вдвое и насчитывает 12 слогов, в третьей синтагме количество слогов снова увеличивается и достигает 20.

При измерении длины синтагмы подсчитывается количество слогов в пределах минимальной интонационной единицы.

Наряду с тенденцией к симметрии в каноническом молитвенном чтении наблюдается еще одна закономерность делимитации речевого потока, заключающаяся в членении молитвенного текста на пропорционально соотносимые речевые отрезки. При этом синтагмы, на которые делится молитва, по своей длине могут находиться в отношениях либо равенства, либо убывания. Приведем примеры:

. рождшая всех святых Святейшее Слово!/(12 слогов)

нынешнее приемши приношение,/(12 слогов)

от всякия избави напасти всех/. (11 слогов)

Из транскрипции видно, что во фрагменте кондака из Акафиста ко Пресвятой Богородице наблюдается примерно равное соотношение слогов в трех синтагмах.

Вместе с тем возможны и пропорции убывания, отражающие уменьшение длины синтагм в молитвословиях:

Слава Тебе, Христе Боже,/(8слогов )

слава Тебе/ (4слога)

В приведенном славословии, состоящем из трех синтагм по 8, 6 и 4 слога, соотношение протяженности речевых отрезков может быть представлено как 4:3:2.

Для канонического чтения характерна также тенденция к контрастному выделению зачина молитвословия (особенно последовательно это происходит в значительных по объему молитвах). При этом в первую синтагму включаются речевые фрагменты, состоящие из 30 и более слогов, тогда как длина второй синтагмы колеблется в пределах от 10 до 20 слогов. Например, первая синтагма в икосе Акафиста ко Пресвятой Богородице включает 33 слога, три последующие синтагмы, по 13, 9 и 12 слогов каждая, значительно уступают ей по протяженности.

В результате членения молитвенного текста выделяются минимальные речевые отрезки – синтагмы. Каждая из них имеет определенное звуковое оформление, которое выражается в различном взаимодействии акустических компонентов интонации и может быть описано в виде интонационной модели.

При анализе ритмической структуры звучащей молитвы мы исходим из понимания ритма как совокупности соизмеримых повторяющихся явлений и признания его многоуровневого иерархического характера. Такой подход позволяет раскрыть лексические, синтаксические приемы создания молитвенного ритма, а также описать ритмообразующие единицы и средства интонационно-звукового уровня.

Молитва как речевой жанр
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here