Елена благинина молитва

Полное описание: Елена благинина молитва специально для наших уважаемых читателей.

Елена Гуро — Молитва в серый день: Стих

Пахнет нежно тиной, тиной.
Море всех любит.
Близко греет Божья воля.
Бог, создавший эту дюну,
Бог — покровитель, помоги мне — я нехитрый.
Боже верный серой дюны,
ты бережёшь твоих серых птичек
на песке.
Я нехитрый, а врагов у меня много. Я вроде птицы.
Помоги мне.

  • Следующий стих → Елена Гуро — Василий Каменский
  • Предыдущий стих → Елена Гуро — Буревестник, шалун, стремитель

Читать похожие стихи:

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта | Контакты

Все анализы стихотворений, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений — запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

Елена Благинина

. Вы, наверное, помните, друзья, старинные стихи из нашего детства:

Мама спит, она устала.
Ну и я играть не стала!
Я волчка не завожу,
А уселась и сижу.

Не шумят мои игрушки,
Тихо в комнате пустой.
А по маминой подушке
Луч крадется золотой.

А кончалось это стихотворение так: «. Луч метнулся по стене, / А потом cкользнул ко мне. / — Ничего, — шепнул он будто, / — Посидим и в тишине. »

Эти стихи о говорящем луче и девочке, оберегающей мамин сон, написала поэт Елена Благинина, которой не стало в самом конце 1980-х годов. Многие из нас были её современниками. Мало кто ныне знает, что помимо своих стихов для малышей, замечательно проникающих в детскую душу мудрой музыкой и нежной любовью к маленькому человеку, обживающему огромный мир, — Елена Александровна была удивительным лирическим поэтом, автором драгоценных, овеянных народным мирочувствованием, сборников «Окно в сад» и «Складень».

После выхода в 1966 году из печати «Окна в сад», Корней Чуковский писал Благининой: «. Давно я не слыхал Вашего чудесного народного бабьего голо­са. Но теперь он прозвучал мне в Вашей книжке. Иногда подосадуешь на стилизацию, на чрезмерную виртуоз­ность и опять услышишь чистый голос, как молитва ребенка. Мне дороги все стихи, где Вы „россиянка, солдатка, вдова“ „в хлебе, в воде, в песне“. »

В 2015-м году, в Москве, крохотным тиражом в 500 экземпляров вышел благининский двухтомник, включивший в себя её «взрослые» стихотворения, письма, воспоминания, дневники. И в моей читательской судьбе произошла удивительная встреча: душа к душе. Открылся человек, открылся большой поэт.

Среди стихотворений, ранее не входивших в книги Елены Александровны была и «Осанна». Мой друг, поделившийся со мною благининскими томами, деликатно поднял здесь — в двух местах — строчные буквы до прописных:

Ветерки паутину качали,
Солнце падало полосой.
И заплакала я от печали
Перед этой милой красой.

И послышался голос летучий,
Неминуемый будто судьба:
— Не казни ты себя и не мучай,
Человеческой доли раба!

Припади к Моему изголовью,
Истомлённые веки смежи,
Про солдатскую эту, про вдовью,
Материнскую скорбь расскажи.

Утолю Я тебя, упокою,
Все печали твои отпущу,
Срок придёт — прахом лёгким накрою,
Вешний цвет над тобою взращу.

И забудешь ты гул окаянный,
Бранный грохот небес и земли.
Высоко — над сосновой осанной
Облака золотые текли.

Стихи о маме

Похожие стихотворения о матери

Список стихотворений:

Отзывы: 1

Каждый поэт посвятил стих своей матери, кто-то даже не один. Тот же Есенин много и часто писал о своей маме. Посмотрите сколько его стихов в этой теме. Множество! А еще есть добрые стихи для детей от Агнии Барто. а любой вкус найдутся.

Стихи о маме: читать популярные, лучшие, красивые стихотворения поэта классика на сайте РуСтих о любви и Родине, природе и животных, для детей и взрослых. Если вы не нашли желаемый стих, поэта или тематику, рекомендуем воспользоваться поиском вверху сайта.

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта | Контакты

Все анализы стихотворений, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений — запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

Елена Благинина для детей: Стихи

Говоря о развитии поэзии, нацеленной на самое молодое поколение, невозможно не отметить вклад, принесенный в данную область Еленой Благининой. На протяжении десятилетий поэтесса творила ради просвещения молодых умов, ежедневно стремящихся к познанию тонкостей мира. Ее многочисленные стихи помогли не одному детскому поколению сделать собственные выводы и насладиться поучительными историями с веселыми и милыми героями, способными разрешить все проблемы.

В стихотворениях Благининой особый контраст возлагается на борьбу положительных и отрицательных качеств личности. Стремясь как можно глубже раскрыть тему правых поступков, Елена Александровна избирает описание бытовых ситуаций, доступных для восприятия ребенка. Плавно и мягко преподнесены «азбучные истины», столь очевидные для взрослых. Данные моменты зачастую остаются непонятными для малышей, чей жизненный опыт недостаточен для построения логической цепочки между необычными происшествиями, с чем и помогает автор. Целью всей жизни Благининой становится написание стихов. Поэтесса творит, невзирая на удивление окружающих, считающих ее увлечение несерьезным, преодолевает усталость и из раза в раз берет с умелые пальцы ручку, осознавая, насколько краток человеческий миг, прокладывая свой собственный путь в литературное бессмертие.

Елена благинина молитва

Родилась 14 (27) мая 1903 года в селе Яковлево (ныне Свердловский район Орловской области) в семье багажного кассира. В 1913—1922 годах училась в Курской Мариинской гимназии и Курском пединституте. В 1921 году уехала в Москву. Публиковала стихи с 1921 года, в 1925 году окончила ВЛХИ имени В. Я. Брюсова в Москве. Несколько лет работала в экспедиции газеты «Известия». Член СП СССР с 1938 года. Муж — поэт Оболдуев, Георгий Николаевич. Написала о нём воспоминания.

Читайте так же:  Молитва Богородица всецарица

Умерла 24 апреля 1989 года в Москве. Похоронена рядом с мужем на Кобяковском кладбище (Голицыно,Одинцовский район, Московская область) — там находился писательский дом творчества.

Елена Благинина, в отличие от своего мужа, большого русского поэта Георгия Оболдуева, знакома всем как детская писательница, и совершенно неизвестна как незаурядный трагический поэт. Для меня эта ипостась любимой поэтессы, стихи которой знала назубок, потому что десятки раз были читаны детям, открылась только после знакомства с поэзий ее мужа.

Самое известное и знакомое с детства каждому стихотворение, написанное Еленой Александровной:

Мама спит, она устала…
Ну и я играть не стала!
Я волчка не завожу,
А уселась и сижу.

Не шумят мои игрушки,
Тихо в комнате пустой.
А по маминой подушке
Луч крадется золотой.

И сказала я лучу:
– Я тоже двигаться хочу!
Я бы многого хотела:
Вслух читать и мяч катать,
Я бы песенку пропела,
Я б могла похохотать,
Да мало ль я чего хочу!
Но мама спит, и я молчу.

Луч метнулся по стене,
А потом скользнул ко мне.
– Ничего, – шепнул он будто, –
Посидим и в тишине.

К сожалению, оба поэта, и Оболдуев, и Благинина, приходят к читателю в полном объеме только сегодня. Публикации их стихов стали явлением в русской поэзии с запоздавшей славой. В 2015 году вышел двухтомник «Елена Благинина. Стихи. Воспоминания. Письма. Дневники».

И живу я — Богом забытый,
Телефон молчит, как убитый,
И дверной звонок ни гу-гу.
Ах дом мой, пристанище Чуда,
Люблю твой высокий накал…
Здесь был понаслышке Иуда
И хлеб в солоницу макал.

Издание, которое Елена Александровна хотела бы, чтобы оно состоялось при жизни. Увы… Когда в шестидесятые годы она начала печатать взрослые стихи в сборниках «Окна в сад», «Складень» и другие, о ней тут же перестали говорить.

Её навсегда поместили в резервацию детских поэтесс, за ограду которой ей было заказано выходить. Поэтому неудивительно, что большинство знают Благинину не по этим стихам, которых как бы и нет, но которые точно отражают судьбу ее поэтического наследия:

Я вам прочту стихи, которых нет,
Которых даже не было в помине,
Которые не думают о славе,
И ничего не знают о наследстве,
Оставленном поэтами земле.
Они растут травой и стынут камнем,
И зреют хлебом, и текут водой,
И просто так живут со мною рядом,
Как горные чабанские собаки,
Бегущие за стадом дней вослед…
Я вам прочту стихи, которых нет.

Та же история случилась и с другим замечательным поэтом и переводчиком Борисом Заходером, которому отказывали печатать взрослые стихи с удивительной аргументацией: «Детский писатель не может писать для взрослых!» Но в прокрустово ложе детского поэта ни Заходер, ни Благинина не укладывались.

С Благининой произошло еще более страшное: неизвестны не только ее поздние и сокровенные стихи, написанные в лучших традициях классической русской поэзии, но и ее личная трагедия и далеко не благостная судьба.

Может это и смешное свойство,
Да никак его не изживешь:
Вечное, тугое беспокойство —
Вот ты повернешься и … уйдешь.
Так оно и сделалось! И что же?
Я хожу. Я говорю слова.
Я ложусь на прибранное ложе,
Сплю… И просыпаюсь…Я жива!

Когда пытаешься найти что-то интересное о Благининой, каждый раз натыкаешься на шаблонные тексты: где родилась, когда начала писать и печататься, когда умерла и где похоронена. Всё это так, но за этим стандартом не видно ни человека, ни личности. Только бесконечные ссылки на детские стихи, сказки, частушки, загадки, считалки, тараторки.

Как будто утверждается, что в творчестве Елены Александровны только это и имеет смысл, только это и надо читать и помнить, всё остальное – забыть или сделать вид, что другой Благининой не существовало никогда. А она жила, помнила и писала далеко не только благостные детские стихи, а вот такие — наполненные светлой печалью:

Деревья те, что мы любили,
Теперь срубили…

Цветы, которые мы рвали,
Давно увяли…

То пламя, что для нас горело,
Других согрело…

Сердца, что рядом с нами бились,
Остановились.

И только песня остаётся
И всё поётся,
всё поётся…

Удивительно, но ни она, ни Георгий Оболдуев, несмотря на тяжёлую жизнь и пережитые трагедии, не были противниками и борцами с советской властью, хотя видели и понимали, что происходит в стране. Они выстояли, не изменив ни себе, ни своим корням, ни своим принципам, в отличие от многих других поэтов и писателей.

Оба принимали жизнь с философской мудростью: она – мучительный, но драгоценный подарок судьбы, подарок, от которого не надо ждать большего, что он может дать. Какие бы исторические времена не стояли на дворе, тоска и мука здесь компенсируются радостью безделиц существования, чудом, присутствующим в каждой частичке бытия и возможностью творить.

Да не сокрушится дух мой прежде тела.
Господи! Тебе ведь все равно,
Сделай так, чтоб птицей отлетела,
А не завалилась, как бревно.

Г. Оболдуев и Е. Благинина – родом из Серебряного века, на обоих лежит его печать, и не только культурная, но и жизненная, не пощадившая никого, кто был рожден на переломе двух веков. Каждый вырабатывал свой защитный механизм и свой скафандр, спасавший от гибели, но одновременно и сковывающий движения. На каждом — трагический отсвет того времени.

Я привезла с собой на дачу
Овальный маленький портрет.
Сижу, гляжу и громко плачу
Над тем, кого уж с нами нет…
(«Овальный портрет»)

Другие сны слетятся к изголовью,
Умолкнут грозы в стынущей крови,
И то, что называли мы любовью,
Воспоминаньем станет о любви.

И отзовется жизнь иною мукой,
Иным вонзится в сердце остриём,
И то, что называли мы разлукой,
Быть может, страхом смерти назовём?

И только в час полночного молчанья,
Когда восстанут вдруг в проснувшейся крови
Все неисполненные обещанья,
Все росстани, все горести любви,

Читайте так же:  Молитва утренняя ПреСвятой Богородице

Мы встретим их мучительным рыданьем,
Обрадуемся, что еще живем,
И то, что называли мы страданьем,
Обыкновенной жизнью назовем.

Елена Благинина — необычный поэт. Во всех стихах, детских и взрослых, всегда, в каждом мгновении она показывает чудо жизни, умея заглянуть за пелену внешней заурядности и открыть волшебный мир красоты. В каждой птичке и букашке, в каждой веточке и травинке, в домашних хлопотах и заботах, в каждом времени года и суток, в каждой профессии и ремесле.

За детской простотой ее стихов угадывается стремление найти ответы на свои вопрошания в природе, в голосе, в звуке, в прошлом, во времени…. Борис Заходер как-то сказал, что поэтов детских не бывает, есть стихи для детей, но акцент — всегда на слове «стихи».

Елена Благинина – подтверждение этим словам. Она – глубоко религиозный человек, у которого дед был деревенским священником. От него она унаследовала не только благозвучную фамилию (от слова «Благо»), но и интерес к слову, которое она словно пробует на вкус и цвет.

А я их — на ощупь!
А я их — на вкус!
Как дерева брус
И как варева кус.
Как облака вечность,
Как яблока сочность,
Как формулы математической точность.
(Слова)

Дед научил ее читать и понимать божественную красоту, и выросла она на традициях русского народного фольклора, только потом приобщившись к литературной традиции. Отсюда у нее так много фольклоризмов, так много народности, мягкости, певучести, игривости, непосредственности и юмора.

Как у нашей дочки
Розовые щечки.
Как у нашей птички
Темные реснички.
Как у нашей крошки
Тепленькие ножки.
Как у нашей лапки
Ноготки царапки.

Елена Благинина, будучи детской писательницей, никогда не успокаивалась и не снимала сливки со своего успеха, как, например, делала та же Агния Барто. Она видела много горя, страдания знакомых и близких, знала о ГУЛАГе не понаслышке.

Отсюда – грусть и метафорически-ассоциативное отождествление себя с ненужным предметом («Лестница, которая никуда не ведет…), боль и печаль за того, кто готовился к празднику жизни, но нечаянно сделал что-то не то и оказался выброшенным на обочину жизни («Сорока-белобока»):

Что может быть грустней предмета,
Который вовсе ни к чему?
Вот лестница большая эта
В моём разрушенном дому.
Она не тронута разрывом
И даже не повреждена –

Движеньем лёгким и красивым
Вперёд и вверх устремлена.
Один, и два, и три пролёта,
И я стою, стою без сил,
Как будто очень страшный кто-то
Мой быстрый бег остановил.

Предметный мир в поэзии Елены Александровны — отправная точка, сигнал из иного мира, который наполняется ею сакральным смыслом. Здесь и предметы домашнего очага, и цветы, и ткани, и то, что составляет часть образа жизни человека, но при всём обилии предметов, о которых пишет Благинина, каждый образ лаконичен и служит лишь зерном для сюжета, который каждый может домыслить сам.

Опять продаются фиалки.
Я всё ещё, милый, жива!
А твой пиджачок на распялке —
Пустые висят рукава.

Вельветовый, в узенький рубчик.
На что он теперь, для кого?
Как было бы славно, голубчик,
Когда бы надел ты его.

Но радостью скромной такою
Утешиться нам не дано!
Ты больше весёлой рукою
Не стукнешь легонько в окно.

Ты мне письмеца не напишешь,
Родимою не назовёшь,
Земного дождя не услышишь
И песен о нём не споёшь.

Joomla! Open Source Content Management

Nav view search

Навигация

Искать

ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА БЛАГИНИНА

Даты жизни: 14 мая 1903 — 24 апреля 1989
Место рождения: село Яковлево, Орловская губерния, Россия
Русская советская поэтесса и переводчица
Известные произведения: «Сорока — белобока», «Посидим в тишине», «Вот какая мама», «Огонек», «Радуга»

Уроженка Орловской губернии (Орловская область), Елена появилась на свет 14 мая 1903 года в семье железнодорожника. Образование начала получать в Мариинской гимназии (город Курск), при советской власти учебу уже заканчивала в средней школе.

С детских лет Елена мечтала работать учительницей. С этой целью поступила в педагогический институт. Несмотря на большое расстояние до учебного заведения (7 километров), девушка старалась не пропускать ни одного занятия и в любую погоду в самодельной обуви преодолевала неблизкий путь. Получение образования Елена продолжила в столичном Литературно-художественном институте, давшем ей мощный толчок для реализации себя на литературном поприще.
Любовь к рифмованным строкам проявилась в молодые годы и стала определяющим фактором в выборе жизненного призвания.
Ее первые пробы пера пронизаны настоящими глубокими чувствами и читаются на одном дыхании. Постепенно желание писать усилилось, ведь у Елены это стало хорошо получаться, к тому же в альманахе курских поэтов состоялись публикации ее произведений. В дальнейшем творчество талантливой поэтессы было обращено к детскому поколению — наивному и искреннему в своих попытках изучения окружающего мира.
1936 год стал для поэтессы удачным стартом: была написана поэма «Садко» и опубликована первая книга «Осень». Затем свет увидели такие сборники: «Сорока — белобока», «Посидим в тишине», «Вот какая мама», «Огонек», «Радуга».

Благинина Елена занималась не только написанием поэтических строк. Автор была талантливым переводчиком: у нее легко получалось знакомить отечественного читателя с творчеством Тараса Шевченко, Льва Квитко, Марии Конопницкой, Юлиана Тувима. Не забывала она и о любви к поэзии, и о взрослой аудитории, для которой было выпущено два сборника стихотворений: в 1960 г. — «Окно в сад», в 1973 г. – «Складень». Творческий вклад в детскую литературу.

В личной жизни Елена Благинина была замужем за русским поэтом Георгием Оболдуевым, оригинальное творчество которого на долгие годы скрыла от читателя советская цензура. О своем самобытном и ярком супруге поэтеса впоследствии написала книгу воспоминаний. Многие произведения Елены Благининой были переведены на другие языки, а лучшие вошли в отечественный фонд детской книги, став в один ряд со стихотворениями Самуила Маршака и Корнея Чуковского.

Талантливая поэтесса, любимый автор многих детей прожила долгую жизнь, которая поставила точку 24 апреля 1989 года. Похоронена в Москве на Кобяковском кладбище рядом с супругом.

ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА БЛАГИНИНА

Читайте так же:  Урок орксэ 4 класс православная молитва

Мама спит, она устала.
Ну, и я играть не стала!
Я волчка не завожу,
Я уселась и сижу.
Не шумят мои игрушки,
Тихо в комнате пустой.
А по маминой подушке
Луч крадется золотой.

Это начало известного стихотворения Елены Благининой «Посидим в тишине». О чем оно? О любви девочки к маме. Просто и определенно выражена эта любовь: хочется девочке поиграть, пошуметь, но «мама спит, и я молчу».
Все стихи Благининой написаны от имени маленькой девочки. Ее глазами поэт видит мир — праздничный, разноцветный и счастливый. Героиня Благининой необычайно приветлива и доброжелательна, в ней угадывается будущая прекрасная женщина, терпеливая и предусмотрительная. С мягким юмором пишет об этом поэт:

Я умею обуваться,
Если только захочу.
Я и маленького братца
Обуваться научу.
Вот они — сапожки.
Этот — с левой ножки,
Этот — с правой ножки.
Если дождичек пойдет,
Наденем калошки.
Эта — с правой ножки,
Эта — с левой ножки.
Вот как хорошо!

Удивительно, что Благининой удалось сохранить светлое восприятие жизни — настолько трудная выпала ей судьба.
Наверное, многое было заложено в детстве: в семье любили устраивать праздники, на которых звучали стихи и песни. А сочинять сама девочка стала уже в 8 лет.
Она училась в Курском педагогическом институте, была членом курского Союза поэтов. Переехав в Москву, продолжила образование в Высшем литературно-художественном институте им. В.Я.Брюсова. Там и познакомилась со своим будущим мужем, поэтом Георгием Оболдуевым, который позже был репрессирован, много лет провел в тюрьмах, лагерях и ссылке, воевал, был ранен. Благининой пришлось очень нелегко, но писать стихи она не переставала. Творчество было для нее спасательным кругом.
С 1933 года началась, по словам писательницы, ее «настоящая литературная жизнь». Появились публикации в «Мурзилке», «Затейнике». В 1936 г. вышли первые книги: сборник стихов «Осень» и поэма «Садко». Истоки ее творчества надо искать в фольклоре — так похожи ее стихи на народные песенки, считалки, прибаутки.
После появления книжки «Вот какая мама!» (1939) Елена Благинина вошла в число самых известных советских поэтов.
Детская жизнь в ее стихах — как солнечный день, когда все кажется невероятно красивым, все вызывает восхищение.

— Черемуха, черемуха,
Ты что стоишь бела ?
— Для праздника весеннего,
Для Мая расцвела.

Стихи Благининой о природе, о детских играх, заботах и забавах, о первых самостоятельных поэтических открытиях, о дружбе — все вместе создают огромное полотно. Название его — любовь к родине. При этом поэт не кричит о своем высоком чувстве, не выставляет его напоказ, но читатели разделяют эту любовь, впитывая с каждым словом. А слова она каждый раз находит свежие, не поблекшие от навязчиво частого употребления: как новенькие сияют они, бережной рукой вынутые из кладовых родного языка. Названия книг Благининой говорят о границах той страны, где живут её герои: «Чистюля», «Подарок», «Мишки-шалунишки», «На огороде», «На приволье», «Зайчики», «Радуга», «Огонек», «Аленушка», «Гори-гори ясно!», «Угадайте, где мы были», «Осень спросим».
Стихи Благининой часто учат к праздникам в детском саду и в школе. Многие считают, что это вообще не сочинения определенного автора, а народное творчество. Выше награды быть не может.

Корф, О.Б. Детям о писателях. ХХ век. От А до Я /О.Б. Корф.- М.: Стрелец, 2006.- С.14-15., ил.

ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА БЛАГИНИНА
(1903-1989)

Рисунок выполнен по фотографии Е.А. Благининой ок.1932 г.

Русские детские писатели: комплект наглядных пособий «Великая литература»/ авт. проекта Т.В. Цветкова.- М.:ТЦ Сфера, 2015.- 12 с., ил.

См. также:
Гори, гори ясно : информационный буклет к 115-летию Елены Благининой

Она любила проснуться на заре. Елена Благинина. 27 мая

Самые мои поэты, или Мой «роман» со стихами

Текст: Дмитрий Шеваров
Фото из архива автора

После войны Благинина жила в каком-то сарайчике в Переделкине. Осенью 1945 года по дороге на станцию она встретила Бориса Пастернака. Он шел с авоськой, вспоминала Елена Александровна, а в авоське — паек. «Поздоровались, перекинулись незначительностями и разошлись. И вдруг он окликнул меня: «Елена Александровна!»

Оборачиваюсь. Улыбается мягко, глаза грустные.
— Очень хотел бы, дорогая, чтобы вам было хорошо.
А я чуть не навзрыд:
— Боже мой, вы все понимаете? Да?
— Да.
И он пошел. Гляжу ему вслед, а штаны у него в заплатах, авоська мотается в руке. Залезла в кусты и заревела от скорби и счастья.
Хотела навестить его после, да так и не решилась: испытывала какой-то трепет и не могла…»

Я помню человека, который звал ее Леной. Точнее — Леночкой.

Евгения Александровна Таратута (литературный критик и редактор, абсолютный авторитет в области отечественной детской литературы) рассказывала мне:

«- Меня с Леночкой познакомил… «Мурзилка». В 1933 году я работала в детской библиотеке. Однажды редактор «Мурзилки» привез к нам авторов журнала и среди них — Леночку Благинину. Она читала детям стихи про ветер, про яблоки, про радугу… Мы сразу подружились. В 37-м году всю нашу семью выслали в Сибирь. Спустя два года я не выдержала и сбежала из Тобольска в Москву. Наша квартира была занята сотрудниками НКВД, и Леночка приютила меня, а потом и трех моих братьев, в своей комнате в коммуналке на Кузнецком Мосту. Весной 40-го года она подарила мне картонку с вербочкой и стихами:

Расти, Таратута,
Без лишних затей.
Эмблема уюта,
Эмблема детей!

Квартиру нам вернули накануне войны, но зимой 1943-го Леночка вновь приютила меня — наша комната была занята людьми из разбитого бомбой дома. В августе 1950-го меня арестовали и приговорили к 15 годам лагерей. Многие тогда отшатнулись от нашей семьи, а Леночка еще больше стала помогать моим. На Новый год она принесла моей дочке подарки и книжку с многообещающим названием «На приволье». Когда в 1954-м меня реабилитировали и я вернулась домой, Леночка Благинина первой прибежала к нам. Как хорошо она написала мне на одном из своих сборников: «Старому верному другу — Жене Таратуте — любящая Лена». Сама она жила трудно. Муж, поэт Егор Оболдуев, отсидев в лагере, рано умер, так и не увидев своих стихов в печати.

Читайте так же:  Текст молитвы утренней перед причастием и исповедью

Первая книга для взрослых вышла у Лены, когда ей было уже шестьдесят три года.

Она много и тяжело болела. Но вокруг нее всегда были люди, свет, радость. По четверг она собирала у себя друзей и встречала их пирогами. Мы читали стихи, слушали музыку…»

После нашей прошлогодней публикации о Елене Александровне я получил письмо с Урала от Бориса Семеновича Вайсберга, который знал и Благинину, и Таратуту: «С огромным волнением читал и перечитывал «Календарь поэзии» о Благининой. Всё-то мне близко и дорого в этом материале! И сама Елена Александровна. Я бывал у неё в московской квартире. «Я ещё и рюмочку могу пропустить!» — задорно говорила она. И мы поднимали тосты — за её здоровье, поминали её любимого друга и моего учителя литературы Генриха Эйхлера.

Генрих Леопольдович до войны был одним из руководителей Детиздата. Он был душой этого издательства. Там они и познакомились: Благинина, Таратута и Эйхлер.
В начале войны Генриха сослали в Казахстан, и так я оказался среди его учеников в карагандинской школе № 3 имени Крылова. Он преподавал у нас литературу в старших классах. Пробыв двенадцать лет в ссылке, умер в Караганде в 1953 году. Когда много лет спустя я стал разбирать его архив, то увидел множество писем от Елены Благининой. Я загорелся идеей их опубликовать и позвонил Елене Александровне. Подумав, она очень тихим голосом сказала: «Не сейчас, потом, мой дорогой…» Незадолго до своего ухода она разрешила публикацию, и сейчас я шлю вам новое издание* этих писем. А вот строки из стихотворения, которое Благинина посвятила моему учителю:

Случается, денек взойдет ненастный,
А дождика все нет.
И простоит до вечера прекрасный
Неяркий свет…
Мне солнечных милее и дороже
Такие дни.
Не потому ль, что на тебя похожи,
Мой друг, они?…»
*Елена Благинина. «Борят мя страсти мнози…» Письма к Г. Эйхлеру. Составитель Борис Вайсберг. Екатеринбург, издание газеты «Штерн», 2017.

Из переписки с Генрихом Эйхлером
«Светлая тяжесть дружбы…»

10 февраля 1938

На мои плечи вместе с горем ложится светлая тяжесть дружбы, прекрасная, драгоценная наша тяжесть. Эта зима была чрезвычайно показательна. Какой поток высоких человеческих чувств выдержала моя убогая конура в переулке Александра Невского! Стены ее прокурены донельзя, проговорены, пропитаны стихами, поцелуями, крепкими пожатиями рук. Я плачу от радости сейчас, когда пишу эти строки, потому что я счастлива, что видела много такого, о чем другие только мечтают.
2 декабря 1938

Горе человеческое велико. Вы правы. И еще горше делается от нарастающего, совершенно катастрофического мирового коловращения… Но наше призвание — оставаться людьми в самом высоком и чистом значении этого слова. И ничто нас тогда не устрашит.

19 сентября 1939

Я влюбилась в черного котенка, кормлю его и нежу. И он, полубеспризорный, так признателен, что вытягивает лапы от удовольствия… Генрих! Простите за пустяки… уверяю Вас, что все, чем мы так горько живем, полно смысла.

1 марта 1943

А время идет, денег нет совершенно, и я на старости лет даже немножко приуныла, чего со мной никогда не бывало. Думаю, что это пройдет… Главное — вернуть равновесие душевное, а остальное приложится. Мучают лиловые, распухшие, всегда ледяные руки.

Письмо Ваше доставило мне огромную радость И все-таки мы увидимся, я совершенно не сомневаюсь в этом. Пусть факты вещь суровая, а жизнь часто похожа на чудо.

Из стихов Елены Благининой

Елена благинина молитва

Елена Благинина, в отличие от своего мужа, большого русского поэта Георгия Оболдуева , знакома всем как детская писательница, и совершенно неизвестна как незаурядный трагический поэт. Для меня эта ипостась любимой поэтессы, стихи которой знала назубок, потому что десятки раз были читаны детям, открылась только после знакомства с поэзий ее мужа.

К сожалению, оба поэта, и Оболдуев, и Благинина, приходят к читателю в полном объеме только сегодня. Публикации их стихов стали явлением в русской поэзии с запоздавшей славой. В 2015 году вышел двухтомник «Елена Благинина. Стихи. Воспоминания. Письма. Дневники».

И живу я — Богом забытый,
Телефон молчит, как убитый,
И дверной звонок ни гу-гу.
Ах дом мой, пристанище Чуда,
Люблю твой высокий накал…
Здесь был понаслышке Иуда
И хлеб в солоницу макал.

Издание, которое Елена Александровна хотела бы, чтобы оно состоялось при жизни. Увы… Когда в шестидесятые годы она начала печатать взрослые стихи в сборниках «Окна в сад», «Складень» и другие, о ней тут же перестали говорить.

Её навсегда поместили в резервацию детских поэтесс, за ограду которой ей было заказано выходить. Поэтому неудивительно, что большинство знают Благинину не по этим стихам, которых как бы и нет, но которые точно отражают судьбу ее поэтического наследия:

Я вам прочту стихи, которых нет,
Которых даже не было в помине,
Которые не думают о славе,
И ничего не знают о наследстве,
Оставленном поэтами земле.
Они растут травой и стынут камнем,
И зреют хлебом, и текут водой,
И просто так живут со мною рядом,
Как горные чабанские собаки,
Бегущие за стадом дней вослед…
Я вам прочту стихи, которых нет.

Та же история случилась и с другим замечательным поэтом и переводчиком Борисом Заходером , которому отказывали печатать взрослые стихи с удивительной аргументацией: « Детский писатель не может писать для взрослых!» Но в прокрустово ложе детского поэта ни Заходер, ни Благинина не укладывались.

С Благининой произошло еще более страшное: неизвестны не только ее поздние и сокровенные стихи, написанные в лучших традициях классической русской поэзии , но и ее личная трагедия и далеко не благостная судьба.

Может это и смешное свойство,
Да никак его не изживешь:
Вечное, тугое беспокойство —
Вот ты повернешься и … уйдешь.
Так оно и сделалось! И что же?
Я хожу. Я говорю слова.
Я ложусь на прибранное ложе,
Сплю… И просыпаюсь…Я жива!

Когда пытаешься найти что-то интересное о Благининой, каждый раз натыкаешься на шаблонные тексты: где родилась, когда начала писать и печататься, когда умерла и где похоронена. Всё это так, но за этим стандартом не видно ни человека, ни личности. Только бесконечные ссылки на детские стихи , сказки, частушки, загадки, считалки, тараторки.

Читайте так же:  Сильная молитва чтобы деньги были всегда

Как будто утверждается, что в творчестве Елены Александровны только это и имеет смысл, только это и надо читать и помнить, всё остальное – забыть или сделать вид, что другой Благининой не существовало никогда. А она жила, помнила и писала далеко не только благостные детские стихи, а вот такие — наполненные светлой печалью:

Деревья те, что мы любили,
Теперь срубили…

Цветы, которые мы рвали,
Давно увяли…

То пламя, что для нас горело,
Других согрело…

Сердца, что рядом с нами бились,
Остановились.

И только песня остаётся
И всё поётся,
всё поётся…

Удивительно, но ни она, ни Георгий Оболдуев, несмотря на тяжёлую жизнь и пережитые трагедии, не были противниками и борцами с советской властью, хотя видели и понимали, что происходит в стране. Они выстояли, не изменив ни себе, ни своим корням, ни своим принципам, в отличие от многих других поэтов и писателей.

Оба принимали жизнь с философской мудростью: она – мучительный, но драгоценный подарок судьбы, подарок, от которого не надо ждать большего, что он может дать. Какие бы исторические времена не стояли на дворе, тоска и мука здесь компенсируются радостью безделиц существования, чудом, присутствующим в каждой частичке бытия и возможностью творить.

Да не сокрушится дух мой прежде тела.
Господи! Тебе ведь все равно,
Сделай так, чтоб птицей отлетела,
А не завалилась, как бревно.

Г. Оболдуев и Е. Благинина – родом из Серебряного века , на обоих лежит его печать, и не только культурная, но и жизненная, не пощадившая никого, кто был рожден на переломе двух веков. Каждый вырабатывал свой защитный механизм и свой скафандр, спасавший от гибели, но одновременно и сковывающий движения. На каждом — трагический отсвет того времени.

Я привезла с собой на дачу
Овальный маленький портрет.
Сижу, гляжу и громко плачу
Над тем, кого уж с нами нет…
(«Овальный портрет»)

Другие сны слетятся к изголовью,
Умолкнут грозы в стынущей крови,
И то, что называли мы любовью,
Воспоминаньем станет о любви.

И отзовется жизнь иною мукой,
Иным вонзится в сердце остриём,
И то, что называли мы разлукой,
Быть может, страхом смерти назовём?

И только в час полночного молчанья,
Когда восстанут вдруг в проснувшейся крови
Все неисполненные обещанья,
Все росстани, все горести любви,

Мы встретим их мучительным рыданьем,
Обрадуемся, что еще живем,
И то, что называли мы страданьем,
Обыкновенной жизнью назовем.


Елена Благинина — необычный поэт. Во всех стихах, детских и взрослых, всегда, в каждом мгновении она показывает чудо жизни, умея заглянуть за пелену внешней заурядности и открыть волшебный мир красоты. В каждой птичке и букашке, в каждой веточке и травинке, в домашних хлопотах и заботах, в каждом времени года и суток, в каждой профессии и ремесле.

За детской простотой ее стихов угадывается стремление найти ответы на свои вопрошания в природе, в голосе, в звуке, в прошлом, во времени…. Борис Заходер как-то сказал, что поэтов детских не бывает, есть стихи для детей, но акцент — всегда на слове «стихи».

Елена Благинина – подтверждение этим словам. Она – глубоко религиозный человек, у которого дед был деревенским священником. От него она унаследовала не только благозвучную фамилию (от слова «Благо»), но и интерес к слову, которое она словно пробует на вкус и цвет.

А я их — на ощупь!
А я их — на вкус!
Как дерева брус
И как варева кус.
Как облака вечность,
Как яблока сочность,
Как формулы математической точность.
(Слова)

Дед научил ее читать и понимать божественную красоту, и выросла она на традициях русского народного фольклор а, только потом приобщившись к литературной традиции. Отсюда у нее так много фольклоризмов, так много народности, мягкости, певучести, игривости, непосредственности и юмора.

Как у нашей дочки
Розовые щечки.
Как у нашей птички
Темные реснички.
Как у нашей крошки
Тепленькие ножки.
Как у нашей лапки
Ноготки царапки.

Елена Благинина, будучи детской писательницей, никогда не успокаивалась и не снимала сливки со своего успеха, как, например, делала та же Агния Барто . Она видела много горя, страдания знакомых и близких, знала о ГУЛАГе не понаслышке.

Отсюда – грусть и метафорически-ассоциативное отождествление себя с ненужным предметом («Лестница, которая никуда не ведет…), боль и печаль за того, кто готовился к празднику жизни, но нечаянно сделал что-то не то и оказался выброшенным на обочину жизни («Сорока-белобока»):

Что может быть грустней предмета,
Который вовсе ни к чему?
Вот лестница большая эта
В моём разрушенном дому.
Она не тронута разрывом
И даже не повреждена –

Движеньем лёгким и красивым
Вперёд и вверх устремлена.
Один, и два, и три пролёта,
И я стою, стою без сил,
Как будто очень страшный кто-то
Мой быстрый бег остановил.

Предметный мир в поэзии Елены Александровны — отправная точка, сигнал из иного мира, который наполняется ею сакральным смыслом. Здесь и предметы домашнего очага, и цветы, и ткани, и то, что составляет часть образа жизни человека, но при всём обилии предметов, о которых пишет Благинина, каждый образ лаконичен и служит лишь зерном для сюжета, который каждый может домыслить сам.

Опять продаются фиалки.
Я всё ещё, милый, жива!
А твой пиджачок на распялке —
Пустые висят рукава.

Вельветовый, в узенький рубчик.
На что он теперь, для кого?
Как было бы славно, голубчик,
Когда бы надел ты его.

Но радостью скромной такою
Утешиться нам не дано!
Ты больше весёлой рукою
Не стукнешь легонько в окно.

Ты мне письмеца не напишешь,
Родимою не назовёшь,
Земного дождя не услышишь
И песен о нём не споёшь.

Елена благинина молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here