Александр панкратов черный молитва

Полное описание: Александр панкратов черный молитва специально для наших уважаемых читателей.

«Помню, как в первый раз воззвал ко Господу»

Народный артист России Александр Панкратов-Черный – о чудесах в своей жизни, о трудностях профессии и о лучшей сыгранной роли

Икона под сталинским портретом

– Александр Васильевич, ваши дедушка и бабушка происходили из верующей семьи, но были репрессированы в 1920-е годы. Ваша мама родилась в ссылке в Алтайском крае, вы тоже. Как во времена вашего детства относились к верующим?

– Веру в то время скрывали. Икон в доме не было, но, помню, в передней висел портрет Сталина. Дедушка, бабушка и мама перед обедом, ужином или отходя ко сну, крестились на него. Но когда мне было четыре года, Сталин умер. Дед вбежал в избу, сорвал портрет Сталина, сломал раму о колено и начал креститься. Мы смотрим – оказывается, за портретом Сталина стояла большая, деревянная, старинная родовая икона Николая Угодника…

– Когда и где вас крестили?

– На окраине деревни в землянке жил скрывавший свой сан священник. Он тоже был сослан. Дома у него икона стояла, было и самодельное кадило, свечечка, которую он своими руками слепил из пчелиного воска. Там меня тайно и крестили, когда я был еще младенцем. Родился я недоношенным, семимесячным. Все думали, что умру, а потому и крестили после рождения. Когда таинство совершилось, мама упала на пол и заплакала: «Дай Бог, чтобы жил и жил». Мне думается, Господь маму услышал.

Во время таинства на меня надели крестик моей бабушки, который она привезла из Петербурга. Окрестили и спрятали крестик, потому что с ним нельзя было ходить. Когда вырос, надел его и до сих пор ношу с благодарностью.

– Так когда же вы узнали о том, что крещены?

– В конце 1960-х, когда я работал в Пензенском драматическом театре. Мама приехала ко мне в гости, привезла мне тот самый крестик. Мне было уже 19 лет…

«Митрополит Питирим меня часто костерил»

– Что вы тогда почувствовали?

– Просто надел крестик. Осознанная вера приходит, когда человек уже благоразумен. Иногда это случается в раннем возрасте, иногда в позднем. Лично я помню, как в школе первый раз позвал Господа. Хулиган воткнул мне в область сердца заточку-спицу. И в тот момент я сказал: «Господи!»… и остался живой. Профессор Вячеслав Смирнов, когда посмотрел рентген, вымолвил: «Ты в рубашке родился». В трех миллиметрах от сердечной сумки прошла спица.

– Когда вы впервые попали в церковь?

– Это было в Пензе. Артист Александр Краснов попросил меня пойти с ним на похороны священника, который с ним дружил. Церковь была бедная, но хоронили священника со всеми почестями. Я тогда впервые задумался: какая уважительность к прощанию с человеком! И потом много думал об этом. Уважительность при прощании – обряд твоего личного очищения перед тем, кто умер. Провожая усопшего, очищаешься сам. Ты прощаешь ему грехи, и вместе с тем признаешь свои и каешься. Великое дело!

– У вас есть постоянный духовник?

– Да, митрополит на покое Владимир (Котляров). А до этого духовником у меня был митрополит Питирим (Нечаев; † 2003). Познакомились мы примечательнейшим образом! Я жил тогда на Тверской улице, и из окна моей квартиры был виден храм Воскресения Словущего в Брюсовом переулке. На сороковины по маме пришел туда свечку поставить. Помолился и сижу на скамеечке перед алтарем. И вдруг голос с небес: «Молодой человек, что это вы тут расположились?» Поднимаю глаза – митрополит Питирим. Я встаю: «Простите Христа ради, вот, присел». А он меня спрашивает: «Силы в ногах нету, что ли?» Вот так мы познакомились. И он стал моим духовником. Я ему все рассказывал, каялся во всех грехах. Он меня часто костерил. Знаете, бывает, тебя наказали, и ты уходишь оскорбленным и униженным. А после встречи с ним я уходил, наоборот, освобожденным.

«Старец Владимир тишайшей молитвой прервет разговор»

– Ходил ли митрополит Питирим на ваши спектакли?

– Нет. Мне кажется, он не посещал театр. Но он меня благословил, когда я хотел снимать фильм по роману Евгения Носова «Усвятские шлемоносцы». У меня не получилось воплотить в жизнь этот проект. Но я считаю, что это великое произведение о первых днях Великой Отечественной войны – богоугодное. В нем показана Святая Русь. Сцена беседы в избе – это же своеобразная Тайная вечеря. Это размышление о том, кому идти Русь защищать. Не компартия послала народ Родину защищать, а Бог, сердечность русского народа.

– Ощущаете ли вы влияние веры на вашу профессию, на процесс работы над ролью? Помогает ли она вам?

– Вера не помогает, вера тебя призывает. Вера – это подвиг. Работая над ролью, я тружусь над человеческим характером. Иногда задумываюсь: этот персонаж верующий или нет? Ведь этот момент очень важен для понимания образа. Недавно в 12-серийном остросюжетном детективе «По законам военного времени» сыграл одну из самых моих интересных ролей – потерявшего жену и дочь оберегающего ребенка шофера Федоренко. В кадре я перекрестился всего однажды, но когда смотрю этот фильм, чувствую, что сыграл глубоко верующего человека.

– Как ваш сегодняшний духовник митрополит Владимир относится к профессии актера?

– Он глубоко уважает людей искусства. Как и приснопамятный владыка Питирим, он считает, что мы несем людям истину, доброту, человечность. Я посвятил митрополиту Владимиру стихотворение:

Читайте так же:  Молитвы на возвращение детей

…А после на Невский,
в Казанский собор,
Молиться и каяться.
Старец Владимир
Тишайшей молитвой
прервет разговор
И с душ окаянных грехи наши снимет.

– Вас знают, в основном, как актера. Но вы также пишете замечательные стихи. Среди них много духовной лирики. Кантатой на ваше стихотворение «Господи, дай же мне волю» открывался воссозданный Храм Христа Спасителя в Москве. Вы написали стихотворение специально для этого события?

– Нет. Митрополит Питирим, которому я читал много своих стихов, попросил меня направить стихотворение «Господи, дай же мне волю» на конкурс, и я выиграл. Текст утверждался в Патриархии. Уже затем на стихи композитор Луиза Хмельницкая положила на музыку, а исполнил это сочинение Иосиф Кобзон:

Господи, дай же мне волю! –
Рощу с березовым соком,
Песню с печалью и болью
О птице, парящей высоко.
О маме, дождавшейся сына,
О сестрах, встречающих брата –
А не о вдовах, застывших у тына,
Убитых бессмертьем солдата…
Господи, дай же нам волю! –
Солнце, горящее в синем,
Звезды на черном с луною.
Но не войны над Россией,
Но не стрельбы надо мною…
Дети, смотрящие в небо,
Пусть удивляются птицам
Запаху свежего хлеба
И улыбнувшимся лицам.
Господи, дай же мне волю!

Цитаты Александра Панкратова-Черного

Александр Панкратов-Черный — цитаты, высказывания

Господи! Дай же мне волю!
Рощу с березовым соком,
Песню с печалью и болью
О птице, парящей высоко,
О маме, дождавшейся сына,
О сестрах,
встречающих брата —
А не о вдовах,
застывших у тына,
Убитых бессмертьем солдата…

Господи! Дай же мне волю!
Солнце, горящее в синем,
Звезды на черном с луною,
Но не войны над Россией,
Но не стрельбы надо мною…
Дети, смотрящие в небо,
Пусть удивляются птицам,
Запаху свежего хлеба
И улыбнувшимся лицам…
Господи! Дай же мне волю.

Александр Панкратов-Черный — «Господи! Дай же мне волю!…»

Господи! Дай же мне волю!
Рощу с березовым соком,
Песню с печалью и болью
О птице, парящей высоко,
О маме, дождавшейся сына,
О сестрах,
встречающих брата —
А не о вдовах,
застывших у тына,
Убитых бессмертьем солдата…

Господи! Дай же мне волю!
Солнце, горящее в синем,
Звезды на черном с луною,
Но не войны над Россией,
Но не стрельбы надо мною…
Дети, смотрящие в небо,
Пусть удивляются птицам,
Запаху свежего хлеба
И улыбнувшимся лицам…
Господи! Дай же мне волю.

Цитаты Александра Панкратова-Черного — Молитва

Александр Панкратов-Черный — Молитва

Господи! Дай же мне волю!
Рощу с березовым соком,
Песню с печалью и болью
О птице, парящей высоко,
О маме, дождавшейся сына,
О сестрах,
встречающих брата —
А не о вдовах,
застывших у тына,
Убитых бессмертьем солдата…

Господи! Дай же мне волю!
Солнце, горящее в синем,
Звезды на черном с луною,
Но не войны над Россией,
Но не стрельбы надо мною…
Дети, смотрящие в небо,
Пусть удивляются птицам,
Запаху свежего хлеба
И улыбнувшимся лицам…
Господи! Дай же мне волю.

Молитва на стихи панкратова черного

Александр Васильевич Панкратов-Черный


zarava

Все встречи с людьми, конечно, посылаются свыше, но как я не раз отмечала, есть встречи – награды. Некоторые из таких, особых, людей надолго остаются рядом и становятся частью судьбы, некоторых не встречаешь больше никогда.

А еще, обязательно произносится простая мудрая фраза и становится спокойно на душе – на земле живут такие замечательные люди и ничего не страшно, и все будет хорошо.

-Да, я люблю поэзию…
– И стихи можешь прочитать на память?
– Могу, хоть всю антологию русской поэзии.
Оказалось, генерал Лебедь в глубокой молодости был безумно влюблен в свою будущую супругу, ради нее, учительницы русского языка и литературы, стал изучать поэзию. Такое она поставила условие. Через год, после выполнения условия дамы сердца, они поженились.

ПРИГЛАШЕНИЕ В ЭССЕН
Очень был удивлен приглашению в немецкий город Эссен по случаю празднования юбилея кинофильма «Мы из Джаза». Почему во всем мире, включая Россию, именно этот город вспомнил о русском фильме? Полетели в Германию с супругой, встретила нас организатор – старушка, божий одуванчик. Когда-то дружила с Марлен Дитрих. После показа фильма и выступлений, пригласили на фуршет. Моя старушка решила поухаживать за мной.
– Сандррр, что будИтЭ питт?
Посмотрел на стол, заваленный спиртными напитками.
– Водку
Она подозвала официанта. Тот куда-то побежал, через несколько минут он откупоривал запотевшую бутылку «Столичной».
-Но почему Эссен? Эссен – город Круппа…Судьба…

МОЛИТВА
Александр Васильевич Панкратов – Черный – автор молитвы «Господи, дай же мне волю». Впервые эту молитву, утвержденную Синодом, на открытии Храма Христа Спасителя исполнил Иосиф Кобзон.
***
Господи, дай же мне волю!
Рощу с берёзовым соком…
Песню с печалью и болью
о птице парящей высоко,
О маме, дождавшейся сына,
о сёстрах,
встречающих брата-
А не о вдовах,
застывших у тына,
убитых бессмертьем солдата…
Господи! Дай же мне волю!
Солнце…
Горящее в синем!
Звёзды на чёрном с луною!
Но не войны над Россией,
но не стрельба надо мною!
Дети, смотрящие в небо,
пусть удивляются птицам,
запаху свежего хлеба
и улыбающимся лицам.
Господи! Дай же мне волю!

За это стихотворение, как молитву «Господи, дай же нам волю» А.В. Панкратов-Черный награжден орденами Русской православной церкви Святого Владимира (как автор молитвы ) и Чести за благотворительную деятельность на восстановление храма. Панкратов-Черный награжден более чем 20 орденами и медалями. Удостоен общественными орденами Петра Великого I и II степени, Кутузова, Ломоносова, а также орденом «Служения искусству».
В период войн в Афганистане и Чечне Александр Васильевич (с другой замечательной артисткой Любовью Соколовой) часто ездил по госпиталям с выступлениями перед ранеными, за что удостоен премий и наград различных силовых ведомостей,.
С 2006 года Панкратов-Черный является председателем попечительского совета межрегионального общественного фонда (МОФ) имени Михаила Евдокимова. Также возглавляет фонд спортивного развития и социальной защиты детей-инвалидов “Наше поколение”, фонд курирует детские дома Москвы. При также фонде существует спортивная школа на Шаболовке, куда приходят заниматься ребята от шести до восемнадцати лет.

Читайте так же:  Молитва в помощь рожающей женщине

Поэзия Панкартова-Черного – поток мелодии и немного слов
-За страть к стихосочинительству бит был дедом не раз. Казак он был суровый, порол вожжами, порол, наставлял: «Санка, при большевиках живем, бросай стихи писать. Не думай о заоблачном, учись пахать, сеять, лес валить – это пригодится в жизни». Прятался от него на дереве. До сих пор тополь стоит с приколоченными к веткам бревнами, где я отсиживался часами. Почернели те бревна, но еще на месте (слезы по щекам)

Как старый человек,
Спал город утомленный,
И падали на снег
Кресты от рам оконных.
На площади двора
Кресты от всех окошек
Крестили до утра
Бездомных псов и кошек.
А я всю ночь без сна
Топтался, некрещеный,
У темного окна,
В его квадрат влюбленный.
***
Вся жизнь уходит в полнолунье,
И ты уходишь от меня,
Моя любимая колдунья,
Из мрака ночи к свету дня.
Мой взгляд узреть тебя не может,
Я сердцем чувствую, что ты
Возле меня стоишь, но – Боже! –
Такой не знал я пустоты!

zaravaЦхинвал. Август 2008г. Напоминание для тех, кто спрашивает – где же был Медоев в августе 2008 года? В Цхинвале он был, вместе со своим сыном Сосланом. На фото: Дмитрий Медоев рассказывает в палатке российского командира о Саакашвили. Как президент Грузии перепугался при виде самолета :)) За несколько минут история облетела все четыре батальона, которые были расположены на окраине города, в конце ул. Сталина.

Мне очень жаль, что я послушалась командира и не сняла его:) Но это не фотошоп, снимок сделан мной во дворе дома, на берегу озера. Все события тех дней описаны в рубрике АВГУСТ

Судьба-злодейка читать онлайн – Александр Панкратов-Чёрный


Босоногое-босоногое…
Конопатое-конопатое
Детство, долгой в Алтай дорогою
Убежавшее от Панкратова [В качестве эпиграфов к книге здесь и далее использованы стихи А. В. Панкратова-Чёрного из сборника «Хочу сказать…», С-П, StandART, 2009.].

Мама родила меня на сороковом году жизни.

Я был последним, четвертым, ребенком в семье. Мои старшие брат и сестра Толя и Лидочка умерли во время войны, поэтому из четверых детей в живых остались только двое: я и Зиночка, моя сестра от первого маминого брака с Иваном Панкратовым, чью фамилию я ношу. Зиночка родилась в последний год войны, я — четыре года спустя.

Мама рассказала мне одну удивительную историю, которая с ней произошла в Петербурге. Там жила ее семья до «переворота» (так мама называла революцию). Они с бабушкой шли через Малую Невку к храму. К ним подошла цыганка, посмотрела на маму и говорит:

— У, какая черноглазая! Не цыганка ли?

— Нет, не цыганка. Мы казаки.

Цыганка маме рассказывает:

— Ну, Агриппина, доживешь до девяноста лет…

— Откуда имя-то знаешь? — спрашивает бабушка.

— Знаю. Я все знаю! — отвечает цыганка и продолжает:

— Четверо детей будет. Но война начнется. Двоих детей во время войны потеряешь.

Все сбылось. Мама скончалась на 90-м году жизни.

А еще цыганка сказала:

— Младшенький прославит семью, знаменитым будет.

Это она имела в виду меня, я был последним ребенком в семье, младшеньким, и мамой любимым.

Я родился семимесячным, недоношенным. Думали, не жилец. А 1949 год, как мама рассказывала, был голодный. В деревне маму все успокаивали:

— Ну, Агриппина, не переживай: семимесячный недородился — не жилец, умрет… Лишнего-то рта не будет.

Но дедушка с бабушкой не отступились, меня завернули в тулуп — и на печку. Затопили, хотя было лето. Меня выпаривали, как птенца. Молока у мамы не было, грудь была пустой. Бабушка где-то нашла тряпицу реденькую, туда творог с сахаром намешивала — и мне в рот. И я чмокал. Вот так меня выпаривали. И выходили.

Фамилия, которую я ношу, досталась мне от первого мужа моей мамы — Ивана Панкратова. У моего отца фамилия Гузев, от слова «гузка» — были такие казачьи подразделения еще в древности: когда казаки отступали, то заслоны ставили «прикрывать гузку».

Предки мои по линии отца были из черниговских казаков, а вот по материнской линии — из донских. Фамилия матери была Тока, но не от слова «токарь», который металл точит, а от слов «ток», «тетерев», «токует». Токи — это такая казачья фамилия была.

В Ростовской области даже есть станица с таким названием. Вот оттуда, с Дона, и пошли наши корни по материнской линии. А Токами их назвали почему? Мои прапрапрапредки были хорошими охотниками, били тетерева. Те, кто охотой увлекаются, знают: на тетерева профессионал должен ходить.

И взять тетерева легче тогда, когда он токует, то есть поймать «на свадьбе».

Мама была младшей в семье, одиннадцатым ребенком. У нее было две сестры, все остальные — братья: офицеры, казаки. Четыре поколения по маминой линии служили в царской охране. Причем многие принадлежали к личной охране императоров.

Дедушка в Зимнем дворце отвечал за безопасность Золотой лестницы, по которой дипломаты и иностранные гости поднимались на прием к императору. Дед был кавалером ордена Св. Владимира за участие в Первой мировой войне.

Читайте так же:  Молитвослов на русском вечерние молитвы

Он был в числе георгиевских кавалеров, которые сопровождали государя императора с семьей до Тобольска в ссылку. Потом, когда их вернули в Екатеринбург, чекисты расформировали казачью охрану, и он потерял связь с однополчанами.

До середины 1924 года он со всей своей большой семьей жил в Петербурге. Трое его сыновей скрывались от советской власти, потому что были офицерами Белой гвардии.

После революции на такую родословную не могли не обратить внимания. Когда умер В. И. Ленин, дед решил эмигрировать через Дальний Восток в сторону Харбина. Но дошел только до Новосибирска, где в 1927 году его с семьей арестовали и сослали в алтайскую деревню Конево. Когда ссылали, спросили, что это за фамилия — Тока? Он объяснил, что охотничья фамилия, от слова «токовать». Ему ответили:

— С этого момента никаких Тока, будете Токарёвыми.

Вот так фамилия Токарёвы за ними и закрепилась.

Дед с соседом Иваном Викуловичем, его сослуживцем по полку, оказались первыми поселенцами в деревне, первый колышек забивали. Деревня была при колхозе.

Раньше район назывался Каменским, с центром в городе Камень-на-Оби — такой маленький городок купеческий, кстати, родина известного советского режиссера Ивана Александровича Пырьева.

Когда позже соседняя деревня Панкрушиха разрослась, район стал называться Панкрушихинским. Каменский район сделали отдельным.

Вся деревня состояла из ссыльных, которых туда привозили со всей страны. Помню, было три немецкие семьи, с Украины сослали многих родственников бандеровцев, так как самих бандеровцев убили после войны. Жили здесь поляки Архимовичи; Должиковы и Корякины с Украины, а из казаков были Иван Викулович и мой дед. Они крепко дружили.

Дед с Иваном Викуловичем иногда тайно встречались по ночам и отмечали что-то. Я не знал, что именно, но что-то важное и торжественное, потому что зажигали керосиновую лампу, а это редкость была у нас в деревне: все экономили на керосине.

Лампу обычно зажигали только по большим праздникам. Я, любопытный, в одну из таких ночей проследил за дедом с Иваном Викуловичем. Они достали тесемкой перевязанные бумажники и размотали, а там — медали и кресты за Первую мировую войну.

Потом дед рассказал мне, за что ему вручали эти награды. Для каждой из них была своя история.

Дед все время был благодарен господу богу, что сослали их именно в 27 году. Потому что уже в 29-м всех царских офицеров расстреливали.

— Под богом ходим, — повторял дед.

Я его спрашивал:

— Почему под богом?

— Потому что все видеть надо. Вот Он и вознесся… Над всем миром…

— Так там же небо, — говорил я.

Дед улыбался и как-то тихо произносил:

— Он выше, а над Ним — никого.

Мама тихо мне: «Санка! Санка!»
И босой за ограду утром —
Спозаранку бегом за саранкой
Я, за счастьем своим как будто…

Панкратовой мама стала, когда вышла замуж за Ивана Панкратова. В 1927 году она убежала из ссыльной деревни в Камень-на-Оби, работала там на крольчатнике.

Ей было семнадцать лет. В Камне-на-Оби ее сосватал Иван Панкратов, работник комсомола. С его фамилией мама чувствовала себя в безопасности. Они путешествовали по всей стране, и в Барнауле Иван Панкратов оказался в НКВД — в разведке. На этой должности он ездил по округам Средней Азии. Там они с мамой и встретили войну.

В первом браке у мамы родились Лидочка, Толик и Зиночка. Как я уже упоминал, Лидочка и Толик умерли во время войны. Зиночка родилась в последний год войны. А вскоре после Победы, в начале 1946-го, Иван Панкратов пропал без вести в Японии, где служил офицером военной разведки.

Мама осталась одна с дочерью на руках, Зиночке еще и годика не было. Мама была контуженная, плохо слышала, потому что всю войну прослужила в железнодорожных войсках, где их эшелон разбомбили. Она пришла в военкомат, где служил ее муж, а это разведка, НКВД. Ее стали расспрашивать и выяснили, что она ссыльная. На мамино счастье, ее разыскал друг мужа, тоже какой-то чин в НКВД. Он ей сказал:

— Агриппина, мотаться тебе теперь по ссыльным местам, а ты с ребенком на руках. Давай-ка мы тебя к отцу и сошлем.

И отправили до Барнаула. На каких-то подводах ехала она от Барнаула до Камня-на-Оби. От Камня-на-Оби тоже около ста километров до нашей деревушки Конево. Приехала. Дедушка встретил маму очень сурово. Сели за стол, дед маму спрашивает:

— Ну что, большевичка, добегалась?

С тех пор к маме у него было прохладное отношение, которое позже распространилось и на меня.

В деревне мама встретила моего отца Василия Гузева, тоже из репрессированных. За что сослали отца, мне так и не удалось узнать. Мать с отцом быстро расстались, и когда ее в 1959 году реабилитировали, она взяла фамилию Панкратова.

Господи! Дай же мне волю!

Народный артист России Александр Васильевич Панкратов-Черный знаменит не только ролями в театре и кино (читайте нашу статью на ЕлицыМедиа “Поэт – христианин”). Александр Васильевич пишет замечательные стихи о Родине, душе, любви. Любимый всеми артист – лауреат нескольких литературных премий. Чем живёт душа поэта?

Господи! Дай же мне волю!
Рощу с березовым соком,
Песню с печалью и болью
О птице, парящей высоко,
О маме, дождавшейся сына,
О сестрах,
встречающих брата —
А не о вдовах,
застывших у тына,
Убитых бессмертьем солдата…

Читайте так же:  Молитва Иоанну воину о возвращении долгов

Господи! Дай же мне волю!
Солнце, горящее в синем,
Звезды на черном с луною,
Но не войны над Россией,
Но не стрельбы надо мною…
Дети, смотрящие в небо,
Пусть удивляются птицам,
Запаху свежего хлеба
И улыбнувшимся лицам…
Господи! Дай же мне волю.

Фото: Андрей Феткулин

Половину жизни прожил –
Оглянулся, подытожил –
Ужаснулся – из всего
Не осталось ничего,
Что берётся и несётся
B день грядущий из того,
Где полжизни остаётся,
Неизвестно для кого.

Фото: Андрей Феткулин

Мама, милая, дорогая…
Как печально мне без тебя…-
И погода у нас такая
Снегом кружится и, слепя,
Видеть улицу и дорогу
Не позволит ни в ночь, ни в день.
Ветер ставнями бьет тревогу –
В дом, как в колокол, как в мишень,
В душу гонит тоску по каплям… –
Грусть слезами готова течь,
И мерещится месяц саблей,
Будто звездная в небе сечь.
И в ночи не хватает свечек,
Чтобы тени ушли к углам…
От простуды укрыться нечем –
Не хватает душе тепла…
Вот погода у нас какая,
Мама, милая, дорогая…

Фото: Андрей Феткулин

Родина, ах, моя Родина! –
Берег реки вдалеке,
Красная кровью смородина
Капелькой на руке…
Крик одиночества в осени…
И журавли… журавли…
С берега хочется броситься, –
С самого края земли…
Реки окажутся – речками,
Церкви – покажутся свечками,
И, умирая уже,
Самое-самое вечное –
Родина, болью в душе…

Фото: Андрей Феткулин

В телевизоре отражается
Мое маленькое окно,
Отражением искажается
Все, что улицей мне дано.
И дома за окном перекошены,
И машины, как пауки,
Вот старушка в пальто поношенном,
С тонкой тросточкой, без руки.
Желтый мячик ей в ноги катится,
Словно солнышко с небес,
Но старушка, крестясь, вдруг пятится,
Будто это из ада бес…
А у стенки в стеклянной лужице
Отражаются купола
Золотые… На фоне ужаса…
Молчаливые, без тепла.
Видно, колокол где-то прячется,
В колокольню засунув звон…
Ах! Узнать бы, когда обозначится
Тонкой линией горизонт – синий-синий
Моей России.

Фото: сайт “Фотоконкурс”

Я никогда дышать не перестану –
Мне Богом жить и жить разрешено,
Мне надо утром выходить к туману,
Мне надо настежь открывать окно,
Мне надо солнце встретить на восходе,
А на заходе надо проводить…
И раствориться капелькой в природе,
И сердцем боль таких же капель пить, Любить.

Любимец публики , хулиган , автор молитвы: Александр Панкратов-Черный отмечает юбилей

28 июня народному артисту России Александру Панкратову-Черному «стукнуло» 70 лет. Актер по-прежнему на слуху. Хулиганские эпизоды с его участием попадают в интернет и становятся известными на всю страну. Но и в пучине страстей звезда не забывает про Алтай , ведь он сам родом из деревни Конёво Панкрушихинского района.

Так , во время открытия VIII Забайкальского международного кинофестиваля в Чите сказал, что его малая Родина Алтай такой же многострадальный. И поблагодарил коллегу — актера Александра Михайлова за то , что тот не изменяет своей малой Родине.

Инкогнито на Шукшинских чтениях

Александр Панкратов-Черный долгое время был ежегодным почетным гостем на Шукшинских чтениях. Перед выездом в Сростки , вспоминают барнаульские речники , часто катался на теплоходе по Оби в компании других столичных артистов. И — без капельки зазнайства. А потом — несколько лет без Сросток , где с ним любили пообщаться поклонники.

Но в 2018 году Александр Панкратов-Черный приехал на завершение Шукшинских дней на Алтае. Его не было в числе почетных гостей — актер предпочел приехать в Сростки инкогнито. Но не получилось.

Тогда Панкратов-Черный остановился поодаль от парковки и долго не выходил из машины. Но как только вышел , его сразу заметили и окружили поклонники. Актер скрылся от толпы.

В конце вечера Александр Васильевич все же не выдержал и посетил санитарную зону за главной сценой на Пикете. Выйдя , артист тут же оказался снова в толпе желающих сфотографироваться и получить автограф. Панкратова-Черного долго не отпускали. Он со всеми побеседовал , а затем быстро скрылся в своей машине.

Громкие заявления

Актер — настоящий мастер эпатажа. Так , 30 мая на открытии VIII Забайкальского международного кинофестиваля заявил, что гибель губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова в 2005 году в автокатастрофе является не случайным ДТП , а убийством.

В 2009 году в Барнауле Панкратов-Черный уже делал сенсационное заявление — об убийстве Василия Шукшина.

На горе Пикет Панкратов-Черный уже говорил подобное. После чего , по его словам , на актера «было совершено покушение КГБ», но все обошлось. Как позже актеру сообщил его знакомый из КГБ , что «их органы , за правду не убивают». И вот на пресс-конференции в государственной филармонии Алтайского края , из уст актера вновь прозвучало это откровение.

В своем заявлении Александр Панкратов-Черный тогда сказал , что никто не доказал наличие инфаркта у Василия Макаровича , вскрытия не было и за день до случившегося Шукшин чувствовал себя нормально.

«Губили русский дух , топтали , уничтожали , боялись Степана Разина , что Василий Макарович сыграет Стеньку так , что призовет народ к бунту», — эмоционально рассказывал актер о наболевшем.

Но кто убил , актер так и не озвучил.

После чего встал и вышел из зала со словами: «Больше ничего говорить не буду , я напьюсь сегодня просто».

Самолетный хулиган

В апреле на Панкратова-Черного завели дело о хулиганстве за дебош в самолете в Барнауле.

Источник ТАСС подтвердил , что в отношении Александра Панкратова-Черного возбуждено административное дело по статье «Мелкое хулиганство».

А в пресс-службе «Аэрофлота» сообщили , что артиста в среду сняли с рейса Барнаул — Москва с признаками алкогольного опьянения. Однако сам Панкратов-Черный заявляет, что был трезв , как стеклышко и просто попросил «100 грамм водочки и бутылочку минералочки», что допустимо в бизнес-классе.

Читайте так же:  Молитва на здоровье к Господу

За артиста вступился лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Политик посчитал , что на артиста набросились необоснованно и оскорбили весь Алтайский край.

Молитва и выборы

Молитва Александра-Панкратова-Черного «Господи , дай же мне волю» была утверждена Синодом РПЦ МП для открытия Храма Христа Спасителя и исполнена Иосифом Кобзоном.

В 1995 году он участвовал в выборах в Госдуму от блока целительницы Джуны. Затем он пытался попасть в парламент по Бийскому округу. Оба раза неудачно.

В 2016 году Александр Панкратов-Черный решил баллотироваться в Госдуму — его не устроила культурная политика парламента.

«У меня большие претензии к Станиславу Говорухину , который уже год возглавляет в Госдуме комитет по культуре. Ничего положительного за это время не сделано для российской культуры», — говорил Народный артист.

Актер хотел пойти на выборы без партийной поддержки: «Мне дедушка всегда говорил , что принадлежать к любой партии — это всегда пачкаться». Но — как показало время — Панкратов-Черный так и остался вне культурной политики парламента.

Творческий псевдоним

Александр Васильевич еще в студенчестве прибавил к фамилии слово «черный» для того , чтобы отличаться от товарища по режиссерскому факультету ВГИКа — своего полного тезки , пишет «КП».

Более темный из двух Панкратовых , хоть и учился на режиссера , пошел по актерской линии и преуспел — уже третья роль сделала его звездой.

Джазмен

Музыкальная ретро-комедия Карена Шахназарова «Мы из джаза» ( 1983) стала кинохитом и во многом своим успехом была обязана обаянию усатого парня с незабываемым баритоном и неотразимой улыбкой.

Афоризмы актера

  • Господи , живешь — уже праздник.
  • Вообще , пить — это работа. Это трата сил , энергии , времени.
  • Любовь не картошка , не выбросишь в окошко.
  • Раньше меня все осуждали за то , что пью , хулиганю , а сейчас , кажется , меня осуждают за то , что я стал трезвенником.
  • Стихи — занятие интимное. В них врать нельзя.
  • Разгульный образ жизни я считаю здоровым. Больной человек разгульный образ жизни вести не может.
  • За легкостью зрительного образа стоит титанический труд актера.
  • По сопатке-то у нас завсегда — пожалуйста. За словом и за кулаком в карман не лазим.
  • Пить и не пить одинаково тяжело.
  • Правду я всегда умею простить. Ложь стараюсь не прощать.

Киноцитаты

— А что мне на него глядеть , что он пятиалтынный что ли? ( «Мы из джаза»)

— Где я?
— В Монте-Карло.
— Все-таки , где я?
— Вы в тюрьме , товарищ.
— Это знаю , что в тюрьме. В каком городе тюрьма?
— Вчера была в Одессе. ( «Мы из джаза»).

— Дело в том , что у меня великолепные данные , просто отличные. Я могу стать таким артистом , каких вообще никогда не было. Я сам из Воркуты. Мне там один очень умный человек сказал: «Аркадий , у тебя потрясающие способности! Просто уникальные». ( «Зимний вечер в Гаграх»), цитирует актера citatyizfilmov.ru.

Нофелет

— А вы не скажете , где находится нофелет?

— Здравствуйте , девушки! И вам , товарищ , здравствуйте… Откуда этот охламон взялся? Сегодня ведь футбол. Кубок европейских чемпионов. Все порядочные мужчины дома сидят , а этот…

— Зовут меня Валентин Генрихович Либерзон.

— Теперь , Паша , слушайся меня и жизнь повернётся к тебе улыбающейся стороной. Только не смотри так , как будто тебе все люди должны деньги и не отдают. А смотри так , будто ты сюрприз для всех. Весь. С ног до головы. Ну! Улыбайся! Пусть лёгкая улыбка счастливого человека всегда играет на твоих устах!

— «Когда к вам из провинции приезжают гости , радуйтесь , что это не гробовщики». Это Чехов , я бы так не посмел.

«Курьер» и коммунизм

— Степан Афанасьевич , какое у вас самое заветное желание?
— Ну… Чтобы в Московской области атмосферное давление не падало ниже 740 градусов.
— Это еще зачем?
— Рыба лучше клюёт.
— А вот я бы загадала желание , чтобы выйти замуж за японца.
— Почему за японца-то?
— У них технология самая передовая.
— А ты , Вань?
— А я мечтаю , чтоб коммунизм на всей земле победил.

— Чего смеёшься?
— Да так. Вы сказали «старина»… Меня так отец называет.
— Все мы в чём-то отцы.
— Это конечно. Только он с нами уже давно не живёт.
— Сочувствую.
— Кому? Ему или нам?

Цитаты из фильма опубликовал ресурс citaty.info.

Ретроспектива

Уже сейчас в столице проходят показы фильмов с участием народного артиста России Александра Панкратова-Черного — в кинотеатрах сети «Москино», сообщается на сайте мэра и правительства Москвы.

Показы идут в кинотеатрах «Звезда», «Салют», «Юность» и «Космос». Вход бесплатный , по предварительной регистрации на сайте «Москино», сообщает ТАСС.

Зрители смогут увидеть фильмы «Перед рассветом», «Зимний вечер в Гаграх», «Мы из джаза». Также в программу вошел режиссерский дебют Панкратова-Черного — фильм «Взрослый сын».

Всего на счету актера более сотни ролей в кино.

Юбилей на ТВ

Отмечать юбилей любимого артиста телеканалы будут традиционно: документальными лентами ( «Мужчина без комплексов», ТВЦ , 28 июня , 08:00), телепроектами ( «Линия жизни», «Культура», 29 июня , 19:40) и художественными фильмами с участием именинника ( «Зимний вечер в Гаграх», «Культура , 29 июня , 20:35 , и «Небеса обетованные», НТВ , 29 июня , 02:45).

Также зрителей ждет спецпроект «К юбилею Александр Панкратова-Черного», который стартует 29 июня в 13:10 на Первом канале.

Александр панкратов черный молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here